ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



3. Общее понятие объекта правоотношения


Проблема объекта правоотношения принадлежит в теории права к одной из наиболее трудных. Здесь все подвергается сомнению начиная от того, нужна ли вообще такая категория как объект правоотношения, и кончая вопросом, что же следует понимать под объектом правоотношения Исследование этой сложной и многогранной проблемы следует начать с определения общего понятия объекта правоотношения.

По вопросу о понятии объекта правоотношения в советской юридической науке выкристаллизовались, в основном, две точки зрения Согласно первой из них, объектом правоотношения уделяется то, по поводу чего правоотношение устанавливается;46 согласно второй, под объектом следует понимать то,

46 См например Н Г Александров Законность и правоотношения в советском обществе, стр 117, 119

48


на что правоотношение направлено.47 Некоторые авторы так и не заняли в этом вопросе определенной позиции Так, М.М.Агарков в монографии «Обязательство по советскому гражданскому праву» предлагал «…считать объектом права то, на что направлено поведение обязанного лица . »48 В макете учебника по теории государства и права, опубликованном в 1948 г., тот же автор дал следующее определение объекта права «Объектом права в юридической науке принято называть то, по поводу чего возникает правоотношение, что составляет предмет притязаний и обязанностей в правоотношении» 49 Наконец, есть и такие авторы, которые считают, что ничего не изменится от того, определим ли мы объект как то, на что правоотношение направлено, или как то, по поводу чего оно возникает 50

Спор о том, что же следует понимать под объектом право отношения, не является праздным. От его решения во многом зависит определение места правоотношения в ряду других общественных явлений и раскрытие его служебной роли.

Для определения общего понятия объекта правоотношения следует исходить из того, что всякое правоотношение выступает в качестве посредствующего звена между нормой права и тем фактическим общественным отношением, на которое норма права воздействует как на свой объект Следует поэтому согласиться с О С Иоффе, который определяет объект правоотношения как то, на что правоотношение направлено и что способно реагировать на воздействие правоотношения.51 В этом определении четко раскрыта служебная роль по регулированию общественных отношений, выполняемая правоотношением.

Напротив, определяя объект как то, по поводу чего правоотношение устанавливается, мы лишаем себя возможности ответить на основной вопрос, для чего вообще возникает правоотношение

С вопросом о понятии объекта правоотношения неразрывно связан вопрос, возможны ли безобъектные правоотношения. Существование безобъектных правоотношений допускают, в частности М М Агарков, С Н Братусь, Г. Н. Полянская52

47 См О С Иоффе Правоотношение по советскому гражданскому праву, стр 81—82

48 М М Агарков Обязательство по советскому гражданскому праву, стр 22—23

49 Теория государства и права Макет 1948, стр 498—499

50 См , например, А 1К Ю р ч е н к о, vk соч , стр 236

51 См1О С Иоффе Правоотношение по советскому гражданскому праву, стр 81—82, Его же Советское гражданское право, стр 168

52 См Теория государства и права Макет 1948, стр 474, «Советское государство и право», 1950, № 9, стр 85 (выступления С Н Братуся и Г Н Полянской)

49


Против безобъектных правоотношений выступили О. С. Иоф­фе, Д. М. Генкин, И. Б. Новицкий, И. Л. Брауде. Не допус­кает существование безобъектных правоотношений, по-види­мому, и М. В. Гордон.54

Всякое правоотношение выполняет определенную служеб­ную роль по регулированию лежащих в его основе обществен­ных отношений, явлений, процессов. Поэтому безобъектных, т. е. ни на что не направленных, ни на что не воздействующих правоотношений быть не может.

Существенно расходясь в определении объекта правоотно­шения, подавляющее большинство советских юристов не отвер­гает самой категории объекта правоотношения. Правда, иногда раздаются голоса и противников данной правовой категории. Так, М. П. Лебедев предлагает отказаться от кате­гории объекта правоотношения, сосредоточив внимание на исследовании правовых результатов отдельных правоотноше­ний.55 С. Ф. Кечекьян считает, что термин «объект права» не­применим ни к объективному праву, ни к правоотношению; речь может идти лишь об объекте субъективного права, кото­рый автор определяет как объект правового господства управомоченного лица.56

Возражения против категории' объекта правоотношения несостоятельны. Исследование результатов правоотношений не должно приводить к отказу от категории объекта право­отношения. Появление законченного результата правоотно­шения влечет за собой прекращение данного правоотношения, поскольку цель последнего достигнута. Между тем правоотно­шение выполняет служебную роль по регулированию обще­ственных отношений как раз до тех пор, пока оно существует.

Ничем не обоснована аргументация С. Ф. Кечекьяна про­тив категорий «объект нормы права» и «объект правоотношения». Если еще можно сомневаться в том, выполняет ли право­отношение роль регулятора общественного отношения, то служебная роль правовой нормы ни у кого не вызывает сомне­ний. Когда говорят об объекте нормы права, то имеют в виду

53 См. О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву, стр. 84; «Советское государство и право», 1950, № 9, стр. 86 (вы­ступление Д. М. Генкина); И. Б. Новицкий, -Л. А. Л у н ц. Общее уче­ние об обязательстве. Госюриздат, М., 1950, стр. 41—43; И. Л. Б р а у д е. К вопросу об объекте правоотношения по советскому гражданскому праву. «Советское государство и право», 1951, №3, стр.'56.

54 См. М. В. Гордон. Советское авторское право, стр. 56—57.

55 См. «Советское государство и право», 1956, №3, стр. 131 (выступле­ние М. П. Лебедева).

56 См. С. Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом общест­ве, етр. 137, 138, прим. 1-е на стр. 137—138, 140, 142.

50

 


объект воздействия или объект регулирования правовой нормы, каковым являются общественные отношения. Попытка же выбросить за борт категорию «объект правоотношения», предпринятая С. Ф. Кечекьяном, ведет к безобъектности субъективной обязанности. Совершенно очевидно, что правовая обязанность, которая ни на что не воздействует, вообще никому не нужна. Неудовлетворительно и предложенное С.Ф.Кечекьяном общее понятие объекта, поскольку под него может быть подведено все то, по поводу чего правоотношение устанавливается.57

Многие авторы, исследовавшие проблему правоотношения, предлагают различать объект правового регулирования и объект правоотношения; объект правоотношения и объект права; объект правоотношения и объект прав и обязанностей и т. д. Так, О. С. Иоффе различает объект нормы права и объект правоотношения; О.А.Красавчиков — объект правового регулирования и объект правоотношения; А.К.Юрченко — предмет правового регулирования и объект правоотношения; С.И.Вильнянский — объект воздействия объективного права и объект правоотношения; Л. С. Явич—объект правового регулирования и объект прав и обязанностей; Г.А.Аксененок—предмет правоотношения (предмет регулирования) и объект права; А. К. Стальгевич — объект правоотношения и объект прав и обязанностей; В.С.Тадевосян — объект сделки, договора и объект правового воздействия; Г. И. Федькин — объект права собственности и объект правоотношения и т. д.08 Все эти попытки представляются нам искусственным усложнением и без того сложной проблемы объекта правоотношения. Прежде всего, для тех случаев, когда норма права регулирует общественное отношение через посредство правоотношения, нет необходимости различать объект норм права (объект правового регулирования) и объект правоотношения (объект прав и обязанностей, как это делают О. С. Иоффе, О. А.Красавчиков, А. К. Юрченко, С. И. Вильнянский, Л. С. Явич. Объект нормы права совпадает в этих случаях с объектом. правоотношения. Неубедительна и попытка Г. А. Аксененка различать предмет правоотношения, каковым автор считает

57 Как мы увидим в дальнейшем, именно так С. Ф. Кечекьян и поступает.

58 См. О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву, стр. 85; О. А. К р а с а в ч и к о в, ук. автореферат, стр. 4; А. К. Ю р-ч е н к о, ук. соч., стр. 236; С. И. Вильнянский, ук. соч., стр. 82—83,. 281; Л. С. Я в и ч. Советское право — регулятор общественных отношений в СССР, стр. 92, прим. 1-е; Г. А. А к с е н ен о к, ук. соч., стр. 134;

А. К. Стальгевич, ук. соч., стр. 30, 31; «Советское государство и право», 1954, № 6, стр. 120 (выступление В. С. Тадевосяна); Теория государства и права. Учебник для вузов. Госюриздат, М., 1955, стр. 417.

51


общественные отношения, и объект права, каким в земельных правоотношениях является земля.59 Во-первых, мы считали бы правильным «перевернуть» предложенное автором решение проблемы, признав общественное отношение объектом, а землю — предметом правоотношения; во-вторых, земля является предметом земельного правоотношения в целом, а не только одного субъективного права как элемента правоотношения.61

Нельзя согласиться и с А.К.Стальгевичем, который предлагает различать объект правоотношения и объект прав и обязанностей субъектов правоотношения.61 С нашей точки зрения, объект правоотношения и объект субъективных прав и обязанностей, из которых состоит правоотношение,—это одно и то же. Проводимое А. К. Стальгевичем разграничение тем более странно, что сам он признает элементами правоотношения только субъективные права и обязанности.62

Наконец, явно неубедительны предложения В. С. Тадевосяна и Г.И.Федькина различать объект правоотношения и объект сделки, договора, объект правоотношения и объект права собственности.63 В. С. Тадевосян не учитывает, что понятие сделки, в том числе и договора, рассматривается в теории права не только в качестве юридического факта, но и в качестве правоотношения. Когда говорят об объекте сделки, то имеют в виду сделку как правоотношение, а не как юридический факт. Поэтому проводимое В.С.Тадевосяном разграничение объекта сделки и правоотношения лишено всякого смысла. Аналогичную ошибку допускает и Г. И. Федькин, забывающий о том, что право собственности как субъективное право — элемент правоотношения собственности. Совершенно очевидно поэтому, что объект субъективного права собственности совпадает с объектом правоотношения собственности. Таким образом, в ходе дальнейшего изложения мы будем исходить из того, что объект нормы права и правоотношения, правоотношения и субъективных прав и обязанностей, правоотношения и «сделки», правоотношения и права собственности — это одно и то же.

59 См. Г. А. А к с е н е н о к, ук. соч., стр. 134.

60 Впрочем, в дальнейшем и сам Г. А. Аксененок многократно геворит о земле как об объекте земельных правоотношении (см., например, стр 135,^ 136).

61 См. А. К. С т а л ь г е в и ч, ук. соч. стр. 30—32.

62 Там же, стр. 31.

63 См. «Советское государство и право», 1954, 6, стр. 120 (выступление В. С. Тадевосяна); Теория государства и права, 1955, стр. 417.

52



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021