ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



В. Характер последствий. Поглощение составов


Итак, для случаев идеальной совокупности преступ­лений характерно наличие одного действия, общего для составов, входящих в совокупность. Но это только первый, хотя и важный признак идеальной совокупности. Вторым признаком является наличие в случаях идеаль­ной совокупности преступлений двух или более разно­родных последствий, связанных соответственно несколь­кими причинно-следственными связями с этим действием.

Может ли одно действие быть причиной нескольких последствий?

«Одно телодвижение[1] может явиться исходным пунк­том нескольких деяний, посягающих на различные объекты, причем и воля лица, совершившего телодвиже­ние, может быть направлена на различные результаты. Словом, одно телодвижение может вызвать различные процессы и привести к различным результатам. В таком случае можно говорить не об одном, а о нескольких дей­ствиях»[2]. В данном случае эти несколько деяний как раз и образуют идеальную совокупность таковых.

Выше мы говорили о понятии однородности и разно­родности последствий. Теперь для лучшего уяснения су­щества идеальной совокупности необходимо будет уяснить соотношение этих последствий с объектами, на которые посягают преступления, входящие в сово­купность.

С этой точки зрения большинство случаев идеальной совокупности можно разделить на совокупность преступ­лений, посягающих на разные объекты, и совокупность преступлений, посягающих на один и тот же объект. Иными словами, разнородные последствия, являющиеся непременным признаком идеальной совокупности, могут выражать собой либо ущерб, нанесенный различным объектам, либо ущерб, нанесенный одному и тому же объекту.

Вторая группа (то есть случаи, когда ущерб наносит­ся одному объекту) может быть, в свою очередь, подразделена на идеальную совокупность преступлений, ха­рактеризующихся одинаковой однородной формой вины, и на такую же совокупность преступлений, характери­зующихся различными, разнородными формами вины.

Ниже будет показано, что подобное деление случаев идеальной совокупности оправдывается тем, что оно поз­воляет, во-первых, глубже понять сущность этого вида совокупности преступлений и, во-вторых, установить группу составов, не образующих один с другим идеаль­ной совокупности вследствие особого характера послед­ствий, входящих в объективные стороны этих составов, а также форм вины.

Квалификация содеянного в большинстве случаев как идеальной совокупности преступлений получает от­четливое обоснование в наличии двух разных объектов, поражаемых в результате совершения данных преступ­лений. Самые различные сочетания этих преступлений, как-то: совершение одного преступления как метода для свершения другого, совершение менее общественно опасного преступления как средства совершения другого более общественно опасного преступления или наоборот — не меняет главного, решающего критерия для признания в этом случае идеальной совокупности преступ­лений — наличия двух различных объектов, терпящих ущерб в результате совершения этих преступлений одним действием.

Там, где одним действием поражаются два или более различных объекта, налицо, как правило, идеальная совокупность преступлений.

Этим случаи идеальной совокупности отнюдь не исчерпываются. Бывает так, что одним действием вызы­ваются к жизни два или более разнородных последст­вия, поражающих, однако, один и тот же объект. И, тем не менее, здесь также возможна идеальная совокупность преступлений. Для этого необходимо наличие различных форм вины, характеризующих каждое из преступлений, входящих в совокупность.

Примером подобной однообъектной идеальной со­вокупности преступлений с различными формами вины может служить идеальная совокупность умышленного и неосторожного убийства. Например, лицо, совершая умышленное убийство, тем же выстрелом совершает убийство неосторожное. Действие — одно, а различные самостоятельные последствия этого действия поражают один и тот же объект. Различие форм вины (умысел и неосторожность) — вот обстоятельства, указывающие на наличие в данном случае идеальной совокупности пре­ступлений, на необходимость раздельной квалификации каждого из этих преступлений.

Если же отсутствует и этот признак, то есть если и объект, и форма вины в обоих преступлениях совпадают, то в таком случае чаще всего идеальная совокуп­ность не может иметь места и, как правило, налицо будет фактическое поглощение составов[3]. Так бывает, например, в случае выполнения одним действием состава истребления государственного или общественно­го имущества и хищения этого же имущества. Аналогич­ное поглощение составов имеется и в случае выполне­ния одним действием составов преступлений, посягаю­щих на один родовой объект, например, ст. 136 и ст. ст. 142, 143, 147, 157 УК РСФСР 1926 года (при непременном условии единства формы вины). В самом деле, обратим внимание на одну характерную черту этих вариантов сочетания преступлений: здесь наряду с однородностью поражаемого объекта и однородностью вины имеется еще одна закономерность — не образуют в этом случае между собой идеальной совокупности составы менее общественно опасные с составами более общест­венно опасными. Иными словами, кроме связи, так ска­зать, по характеру, по «качеству» (преступления против социалистической собственности, против личности и т.д.) связь между ними существует и по степени обществен­ной опасности, по «количеству", причем, естественно, все содеянное образует именно наиболее общественно опас­ный состав. Так грабитель, проникая в дом, взламывает дверь, окно, стену, то есть совершает действия, предусмотренные ст. 175 УК РСФСР 1926 года, однако иде­альной совокупности со ст. 2 Указа от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан» в данном случае нет, так как менее общественно опасный состав (истребление имущества) оказался фактически поглощенным более общественно опасным составом (разбой).

То же самое можно констатировать и в группе пре­ступлений против личности, где нанесение ранения, яв­ляясь только путем совершения убийства, не образует вместе с ним идеальной совокупности и налицо будет лишь состав убийства. Здесь также имеет место факти­ческое поглощение составов.

Однако правило, дающее «приоритет" более общест­венно опасному составу перед менее общественно опас­ным, не абсолютно. Бывают случаи, когда действия лица содержат признаки как общего состава, так и соста­ва специального. Здесь также одинаков объект, одина­кова форма вины и нет идеальной совокупности, однако содеянное квалифицируется не по более общественно опасному составу, а по составу хотя и менее общественно опасному, но специальному, то есть специально предусматривающему именно данный конкретный вид преступления. Таковы составы ст. 109 (общий состав) и ст. ст. 114, 115 УК РСФСР 1926 года и другие (специ­альные) составы. Именно эта специализация состава, охватывающая признаки как общие для всей группы составов, так и присущие только данному преступлению, исключает необходимость квалификации содеянного как идеальной совокупности, например, ст. ст. 109 и 115 УК РСФСР 1926 года, и, наоборот, служит основанием для характеристики деяния именно по ст. 115 УК РСФСР 1926 года[4].

Положение о том, что ст. 109 УК РСФСР не должна применяться по совокупности с другой статьей Уголов­ного кодекса раздела о должностных преступлениях, если инкриминируемое преступление прямо предусмот­рено этой другой статьей, по которой оно и должно ква­лифицироваться, лежит в основе судебной практики по делам подобных категорий. Тут же уместно подчеркнуть, что коль скоро налицо не идеальная, а реальная сово­купность общего и специального составов, скажем, кто-либо за взятку совершает злоупотребление служебным положением (совокупность реальная, так как действия различны, самостоятельны: 1) получение взятки и 2) злоупотребление), то подобного поглощения, естест­венно, нет, и действия лица квалифицируются по ст. ст. 109 и 117 УК РСФСР 1926 года[5]. Точно так же раздель­но квалифицируются и случаи реальной совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 109 и 120 УК РСФСР 1926 года[6]. Этот факт говорит о существенном теоретическом и практическом значении различия двух видов совокупности и необходимости анализа их приз­наков.

Таким образом, положение о том, что идеальной совокупностью преступлений является совокупность разно­родных преступлений, выполненных одним действием виновного лица, знает два исключения. Идеальной сово­купности не будет, если: а) действия, входящие в объек­тивные стороны конкретных составов, несовместимы и б) оба преступления посягают на один и тот же объект и характеризуются одной и той же формой вины в свя­зи с происходящим в этом случае либо поглощением менее общественно опасного состава более общественно опасным, либо квалификацией содеянного по статье, предусматривающей специальный состав.

Как нам представляется, выявление указанных моментов может оказать известную помощь при решении вопроса о том, квалифицировать ли содеянное как единое преступление или как идеальную совокупность таковых. Наличие в содеянном двух или более разнородных преступлений является первым признаком наличия совокупности вообще. Установление факта выполнения этих преступлений одним действием, совмещающим в себе характеристики действий, входящих в объективные стороны составов указанных преступлений, будет первым признаком наличия идеальной совокупности. Наличие двух и более разнородных последствий будет вторым таким признаком. Следующим этапом такого анализа будет проверка, не являются ли указан­ие действия несовместимыми и нет ли в данном случае поглощения составов. При отрицательном ответе на последние два вопроса — налицо идеальная совокупность преступлений.


[1] Мы полагаем, что точнее в данном случае говорить не о «телодвижении", а о «действии (бездействии)".

[2] Н. Д. Дурманов, Понятие преступлений, М.—Л., 1948, стр. 65.

 

[3] Термин «поглощение" — употреблен в монографии А. Н. Трайнина, "Состав преступления по советскому уголовному праву», Госюриздат, 1951.

[4] См. А. Н. Трайнин, Состав преступления по советскому уголовному праву, Госюриздат, 1951, стр. 266.

[5] См. определение Судебное коллегии по уголовным делам Вер­ховного Суда СССР от 26 апреля 1954 г. по делу П., которая была признана виновной в том, что, "работая старшим налоговым инспек­тором, незаконно снижала суммы налоговых платежей крестьянским хозяйствам путем исключения объектов обложения и за это получала взятки от отдельных налогоплательщиков». «Судебная практика Верховного Суда СССР" 1952 г. № 7, стр. 9.

[6] См. определение по делу К., которому инкриминировалось включение в наряды на произведенные работы вымышленных лиц и присвоение начисленных этим лицам денег. «Судебная практика Верховного Суда СССР" 1952 г. № 8, стр. 9.

 



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021