ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 5. Особенности назначения наказания при совокупности приговоров


Кроме рассмотренных выше основных положений в связи с вопросом о назначении наказания при совокуп­ности приговоров, представляется необходимым остано­виться еще на некоторых вопросах.

Так, необходимо выяснить, что же происходит в слу­чае, если по одному из преступлений, входящих в сово­купность, приговор уже состоялся? Нарушается ли при этом положение о рассмотрении всех дел по существу? Не препятствует ли такому рассмотрению уже состояв­шийся приговор?

На наш взгляд, — нет. Факт несвоевременного рас­крытия одного из преступлений, входящих в совокуп­ность, ни в коей мере не должен влиять на точность от­правления правосудия. Все без исключения случаи со­вершения совокупности преступлений подлежат рассмот­рению судом именно в таком качестве, в качестве сово­купности преступлений. Это значит, что они должны рассматриваться с учетом наличия в данном случае, во-первых, нескольких самостоятельных разнородных преступлений и, во-вторых, наличия совершения таковых в совокупности одно с другим. Эта двуединая задача, сто­ящая перед судом при разрешении вопросов квалифика­ции преступлений, входящих в совокупность, и назначе­нии наказания как за каждое из них, так и по совокуп­ности должна быть по возможности разрешена и в раз­бираемой ситуации.

Стало быть, и в этом случае суд рассматривает все преступления, входящие в совокупность. Однако по­скольку по одному из них приговор уже состоялся, воз­никает вопрос, в какой мере суд учитывает его? Есть ли нужда во всех случаях отменять этот приговор и начи­нать вторичное рассмотрение дела? Разумеется, — нет. Отчего же зависит отношение суда к предыдущему приговору?

Это зависит от вида той совокупности, с которой имеет дело суд в данном конкретном случае.

Прежде всего остановимся на реальной совокупно­сти преступлений, то есть на том случае, когда приговор вынесен в отношении одного из преступлений, входящих в реальную совокупность. Выше мы говорили, что изве­стное значение имеет разделение всех случаев реальной совокупности на "случайную" реальную совокупность и реальную совокупность преступлений, объединенных «единством намерения". В данном случае это различие имеет значение.

Так, отсутствие какой-либо связи между преступле­ниями, образующими случайную реальную совокупность, обусловливает возможность для суда, не входя в оценку существа дела, по которому уже состоялся приговор, вынести приговор по второму, ничем не связанно­му с первым преступлению и, поглотив большим нака­занием меньшее, определить окончательную меру нака­зания по совокупности, произведя зачет уже отбытого осужденным срока наказания, если виновный уже начал его отбывать.

Однако для второго вида реальной совокупности ха­рактерна определенная связь, единство, могущее быть чаще всего определено как «единство намерения". Это, например, случаи совершения злоупотребления служеб­ным положением с целью сокрытия хищения, поджог до­ма с целью сокрытия следов убийства и другие подобные случаи.

Выше, говоря о назначении наказания за каждое из преступлений, входящих в совокупность, мы приводили определение Уголовно-судебной коллегии Верховного Суда СССР от 27 июня 1942 г, по делу Ш.,[1] в котором Верховный Суд сформулировал чрезвычайно важное для правильного назначения наказания за каждое из пре­ступлений, входящих в совокупность, положение о том, что наказание за наиболее серьезное (по обстоятельст­вам данного дела) преступление должно быть наиболее тяжким по сравнению с наказаниями за другие, менее серьезные (в данной ситуации) преступления с тем, что­бы после поглощения большим наказанием меньшего наказание, назначенное по совокупности, как раз и было бы равно наказанию, назначенному за наиболее тяже­лое (по обстоятельствам данного дела) преступление.

Иными словами, в наказании, назначенном за наибо­лее серьезное в данной ситуации преступление, должна отражаться как степень общественной опасности этого преступления, так и факт повышенной общественной опасности всего содеянного в связи с совершением дан­ных преступлений в совокупности одно с другим.

Выполнить эту задачу в случае, если по одному из преступлений, входящих в такого рода совокупность, приговор уже вынесен, можно без отмены приговора только в том случае, если преступление, по которому уже состоялся приговор, являлось в данной ситуации менее серьезным, чем преступление, рассматриваемое судом в настоящий момент, ибо, как мы только что установили, назначить наказание по совокупности совершенных преступлений (в силу действия принципа погло­щения) можно только за наиболее серьезное в данной ситуации преступление.

Например, должностное лицо, взявшее взятку и со­вершившее за это серьезное злоупотребление властью, осуждено за взяточничество. Суд, рассматривая дело в отношении злоупотребления (если в данной ситуации оно является наиболее серьезным преступлением), отра­жает в наказании (именно за это преступление) как факт совершения лицом должностного злоупотребления, так и факт наличия в действиях лица совокупности пре­ступлений, то есть то обстоятельство, что лицо не просто злоупотребило своей властью, но злоупотребило ею за взятку. После этого, определяя окончательную меру на­казания, суд поглощает наказание за взятку наказанием за злоупотребление и таким образом определяет наказа­ние по совокупности.

Отсюда ясно, что суд будет лишен этой возможности в том случае, если рассматриваемое судом преступление является в данной ситуации (по отношению к другим преступлениям, входящим в совокупность) менее обще­ственно опасным. В этом случае суд лишен возможности учесть при назначении наказания наличие совокупности преступлений, ибо, как мы выяснили ранее, назначение более тяжелого наказания за преступление менее серьезное неверно отражает подлинную общественную опас­ность как входящих в совокупность преступлений, так и всей совокупности в целом. Тем более, что чаше всего преступление, менее серьезное в дайной ситуации, яв­ляется и менее общественно опасным вообще, а в силу этого имеет и меньшие границы наказания, что не позво­лит суду учесть при назначении наказания повышенную общественную опасность лица и деяния в случае совер­шения совокупности преступлений.

Какой же выход может быть из подобного положе­ния? Представляется возможным рекомендовать de lege ferenda в этих случаях применять п. 3 ст. 373 УПК РСФСР 1926 года, содержащей правила о возобновле­нии дела по вновь открывшимся обстоятельствам и со ответственно нового (соответствующего действительному положению вещей) назначения наказания. На этот раз при определении наказания за первое, наиболее серьез­ное преступление можно будет учесть то обстоятельст­во, что оно объединено «единством намерения» с другим преступлением, и соответственно избрать по нему заслу­женную меру наказания.

В самом деле ст. 373 УПК РСФСР 1926 года устанав­ливает, что возобновление дел, по которым состоялись вошедшие в законную силу приговоры, допускается лишь в силу открытия новых обстоятельств», и в п. 3 ука­зывает, что такими обстоятельствами признаются "об­стоятельства, которые сами по себе или вместе с обстоя­тельствами, ранее установленными, доказывают невиновность осужденного или участие его в менее тяжком или более тяжелом преступлении, нежели то, за которое он был осужден. Новыми признаются такие обстоятель­ства, которые не могли быть известны суду при вынесе­нии приговора".

В то же время в связи с предложением о подобном порядке возобновления дела необходимо особенно под­черкнуть значение для подобных случаев тесной связи между входящим в совокупность преступлением, по ко­торому уже вынесен приговор, и раскрытым после этого другим преступлением, входящим в эту совокупность. Итак, тесная связь преступлений, по существу их пере­плетение, и, что самое главное, вытекающая из факта та­кой зависимости повышенная общественная опасность, новая степень общественной опасности преступления, по которому уже вынесен приговор, обусловленная обстоя­тельствами раскрытого позже преступления, — только эти данные могут дать достаточное основание для примене­ния в данном случае норм о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Подобными основаниями, по-видимому, могли бы яв­ляться:

а) раскрытие второго, менее тяжкого преступления после осуждения за первое, более тяжкое;

б) тесная связь между обоими преступлениями (слу­чай идеальной совокупности или реальной совокупности преступлений, объединенных единством намерения).

Причем очевидно, что если второе, позже раскрытое преступление является более тяжким, чем первое, по которому уже состоялся приговор, то применение подобно­го порядка будет уже неоправданным, так как повышенную в связи с наличием совокупности общественную опасность всего содеянного суд сможет учесть при выне­сении приговора именно за это второе (более тяжкое) преступление при назначении наказания за оба преступ­ления по совокупности.

Ясно также, что не будет надобности в возобновле­нии дела по вновь открывшимся обстоятельствам, если второе, пусть даже и менее тяжкое, преступление не свя­зано с первым по своему содержанию, что имеет место при случайной реальной совокупности преступлений. По­добное, изолированное преступление ничего нового к ха­рактеру первого преступления не прибавляет, не увели­чивает степень его общественной опасности. Правда, кое-что новое возникает и в данном случае. Это новое — иная, более повышенная степень общественной опасно­сти лица. Однако это обстоятельство, на наш взгляд, как не имеющее отношения к самому деянию, не дает оснований для возобновления дела по вновь открывшим­ся обстоятельствам. Учесть же эту новую, более высокую степень общественной опасности лица суд сможет при назначении (в позднейшем приговоре) наказания лицу по совокупности всех совершенных преступлений путем, например, присоединения к окончательной мере какого-либо из дополнительных наказаний (п. 4 § 1 постанов­ления 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г.), если они предусмотрены данными нормами, либо путем использования своего права на повышение окончательной меры наказания, назначаемого по сово­купности (ст. 35 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик).



[1] См, «Вопросы уголовного процесса в практике Верховного Су­да СССР», Юриздат, 1948, стр. 343.

 



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021