ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



2.1. Особенности возбуждения уголовных дел о взяточничестве


В соответствии со ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат заявление о преступлении, явка с повинной, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Обращения граждан в 82 % случаев являются поводами для возбуждения уголовных дел о взяточничестве. В подавляющем большинстве это заявления взяткодателей о том, что взятка ими передана в прошлом либо предмет взятки требуется или вымогается взяткополучателем. Причины превалирования такого повода для возбуждения уголовного дела были приведены выше, и указанный нами процент только подтверждает правильность высказанного суждения о специфике взяточничества. Обращения практически во всех случаях оформляются как заявление, а не явка с повинной, поскольку взяткодатель в случае добровольного заявления освобождается от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 291 УК РФ и в уголовном процессе имеет правовой статус свидетеля.

В соответствии со ст. 141 УПК РФ заявление может быть сделано как в устной, так и в письменной форме. Письменное заявление должно быть подписано заявителем, поскольку возбуждение уголовного дела по анонимному сообщению исключается. По устному заявлению обязательно составляется протокол, который также подписывается заявителем.

В ряде случаев (около 9 %) заявление поступает от должностного лица о том, что ему предлагают взятку за выполнение служебного действия. Чаще всего такой повод имеет место в ситуации, когда взятка предлагается сотрудникам правоохранительных органов за неприменение мер к нарушителям закона.

Процент явок с повинной очень низок. В основном это случаи обращения взяткополучателей, которые, признаваясь в содеянном, полагают избежать ответственности за более тяжкое преступление.

В качестве примера можно привести уголовное дело по обвинению в получении взято» сотрудника ГИБДД, который, будучи задержанным по подозрению в совершении преступлений в составе вооруженной преступной группы, признался, что неоднократно получал от предпринимателя Ч взятки за непривлечение его к административной ответственности за допущенные нарушения правил дорожного движения

Значительно реже поводами для возбуждения уголовных дел служат сообщения, полученные из иных источников: учреждений, организаций; средств массовой информации (из статей, заметок и писем, опубликованных в печати); из контролирующих органов с представлением актов проверок и ревизий. По таким сообщениям принявшее их лицо составляет рапорт об обнаружении признаков взяточничества в порядке ст. 143 УПК РФ. Также факты взяточничества могут быть выявлены непосредственно органами дознания, следователями, прокурорами, судьями в процессе проверок, расследования и рассмотрения уголовных дел по другим составам. Полагаем, что минимальный процент использования таких поводов для возбуждения дел связан со сложностью выявления коррупционных преступлений.

Решают вопрос о возбуждении уголовного дела дознаватель, следователь с согласия прокурора или прокурор. Постановление дознавателя или следователя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. К постановлению должны быть приложены материалы проверки сообщения о взяточничестве, а в случае выполнения неотложных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению преступников – соответствующие протоколы и постановления. К таким следственным действиям ст. 146 УПК РФ относит осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение экспертизы. Прокурор обязан по получении постановления незамедлительно либо дать согласие на возбуждение уголовного дела, либо вынести постановление об отказе в даче согласия или о возвращении материалов для дополнительной проверки. О решении прокурора следователь или дознаватель в тот же день уведомляет заявителя и подозреваемого, если дело возбуждено в отношении конкретного лица.

Анализ материалов уголовных дел показывает, что в разных регионах России порядок возбуждения дел различный. В одних после принятия заявления организуется его проверка, которая чаще всего сводится к проведению оперативно-розыскной операции, состоящей из комплекса оперативно-розыскных мероприятий, в том числе оперативного эксперимента передачи взятки под контролем, и задержания правонарушителя с поличным. По результатам операции после задержания возбуждается уголовное дело.

В других регионах на основании заявления возбуждается уголовное дело по факту, после чего осуществляется подробный допрос заявителя и проводятся другие следственные действия, направленные на сбор доказательств, а также направляется поручение в порядке ст. 38 УПК РФ органу дознания о проверке заявления оперативным путем. На основании поручения орган дознания организует проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Полагаем, что и тот и другой путь процессуально возможны. Первый из них более традиционен и используется чаще. Тем не менее оба пути имеют свои положительные и отрицательные стороны, поэтому принятие решения зависит от конкретной ситуации и усмотрения лица, принимающего решение.

Результаты проведения оперативного эксперимента – передачи взятки под контролем – и задержания с поличным по делам о взяточничестве в настоящее время рассматриваются как основное и решающее доказательство. На нем базируются приговоры по более чем 80 % дел. В связи с этим к данному оперативно-розыскному мероприятию предъявляются повышенные требования и зачастую именно от его результатов зависит не только вопрос возбуждения уголовного дела, но и успех всего дальнейшего расследования. Стоит упомянуть, что в последние несколько лет в ряде регионов, например в Северо-Западном, сложилась практика направления заявителей о взяточничестве не в службы ОБЭП и РУБОПиК, а в службу собственной безопасности того органа, в котором работает предполагаемый взяткополучатель. Поскольку службы собственной безопасности в органах таможни, налоговой полиции и других только начинают складываться, ошибок в работе допускается много. Наиболее эффективно действуют службы собственной безопасности органов МВД, укомплектованные подготовленными кадрами.

Справедливо заметить, что организовать качественное проведение оперативного эксперимента становится все сложнее, поскольку из правоохранительных органов продолжается отток квалифицированных кадров, которые переходят на работу в службы безопасности частных фирм, адвокатские конторы, успешно консультируют преступников, будучи хорошо осведомленными о методах оперативной работы, что ведет к провалу операций. По такого рода делам вообще характерна продуманная и хорошо организованная система защиты вплоть до воздействия на свидетелей, фабрикования документов и других доказательств.

Оперативный эксперимент – это предусмотренное Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г.[1] оперативно-розыскное мероприятие по получению информации о противоправной деятельности путем создания условий для выявления преступных намерений субъектов. Оперативный эксперимент осуществляется органом, уполномоченным проводить оперативно-розыскную деятельность, на основании постановления, утвержденного его руководителем. Осуществление этого мероприятия допускается только в целях выявления, предупреждения и раскрытия взяточничества и лиц, его подготавливающих, совершающих или уже совершивших. Его проведение возможно по тяжким преступлениям, т. е. для выявления, предупреждения и раскрытия получения взятки за незаконные действия (бездействие) либо лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, либо главой органа местного самоуправления, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, неоднократно, с вымогательством взятки или в крупном размере (чч. 2, 3, 4 ст. 290 УК РФ), а также дачи взятки за совершение заведомо незаконных действий (бездействия) или неоднократно (ч. 2 ст. 291 УКРФ).

Такие ограничения связаны с недопустимостью провокаций– побуждения лица к совершению преступления, не входившего в его намерения. Какой бы сложной и ответственной не являлась задача борьбы с коррупцией, провокация не может использоваться как метод выявления взяточничества. Беспринципность в этом вопросе может оказать обратное действие на общество и вызвать тяжкие последствия как для органов власти, так и для самих правоохранительных структур. В связи с этим мы поддерживаем принципы, выдвинутые ведущими российскими учеными[2].

Проведение оперативного эксперимента часто сопровождается и другими оперативно-розыскными мероприятиями, например наблюдением, прослушиванием телефонных и иных переговоров, снятием информации с технических каналов связи, обследованием помещений и участков местности. Стало правилом применение фотосъемки, аудио- и видеозаписи при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Полученные материалы используются не только в тактических целях, но и в некоторых случаях даже как доказательства по уголовному делу. Прежде всего это относится к аудио- и видеоматериалам. Они передаются следователю вместе со всеми материалами в соответствии с инструкцией "О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд", утвержденной совместным Приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ФПС, ГТК и СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56. Аудио- и видеокассеты подлежат осмотру в присутствии понятых с одновременным прослушиванием и просмотром и составлением стенограммы. При необходимости могут назначаться судебные экспертизы: фоноскопическая, лингвистическая (для определения принадлежности голоса конкретному лицу), портретная, криминалистические и др. Если следствием установлена относимость к совершенному преступлению фактов, зафиксированных в исследованных материалах, и допустимость их получения, магнитные ленты с соответствующими записями признаются вещественными доказательствами.

Звукозапись переговоров со взяткополучателем может быть осуществлена гражданами и по собственной инициативе, в том числе до возбуждения уголовного дела. Такие материалы признаются вещественным доказательством, если зафиксированные факты имеют отношение к расследуемому делу. Аудио-кассета с записью изымается в ходе выемки, реже обыска, а также может быть выдана лицом, о чем делается запись в протоколе его допроса и подробно отражаются все обстоятельства выполнения записи.

Не всегда оперативные эксперименты заканчиваются задержанием преступников с поличным. Опрос мнения сотрудников органов дознания о причинах неудач показал, что в основном не дают результатов мероприятия, осуществляемые без должной подготовки, без предварительного проведения разведывательных мероприятий, оценки обстановки на месте, где будут происходить прием-передача взятки или переговоры. В этом пособии мы не будем останавливаться на правилах подготовки и проведения оперативного эксперимента, поскольку это не входит в задачи следственного аппарата, и, кроме того, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, разрабатывают научно-практические рекомендации по проведению таких операций на высоком профессиональном уровне[3].

Весьма затруднено проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц, обладающих иммунитетами. Так, распространение неприкосновенности на жилище, служебное помещение, используемый личный и служебный транспорт и средства связи, переписку, багаж, принадлежащее имущество и документы судей, прокуроров, следователей, депутатов и других лиц значительно сужает круг мероприятий, которые могут проводиться для проверки сообщений о совершенном или готовящемся преступлении. В то же время это не исключает проведение иных оперативно-розыскных мероприятий и операций, важно лишь, чтобы при получении сообщений сотрудники органа дознания предварительно выясняли правовой статус должностного лица и действовали строго в рамках закона. В противном случае результаты их деятельности с процессуальной точки зрения будут являться недопустимыми.

Уже при поступлении информации о совершенном преступлении должны выдвигаться все возможные версии, чтобы обеспечить полное, всестороннее и объективное расследование дела. Кроме того, только имея достаточно полный перечень версий, орган дознания или следствия получает возможность правильно организовать и спланировать работу по проверке информации, проведению неотложных следственных действий. Основными версиями по делам о взяточничестве на начальном этапе расследования обычно являются следующие:

имела место взятка или взятка вымогается либо требуется должностным лицом;

заявитель желает скомпрометировать должностное лицо, оговаривая его в совершении преступления, в частности из мести за его правомерную деятельность (характерно для заявлений в отношении сотрудников правоохранительных органов);

ценности переданы должностному лицу правомерно, имеется заблуждение заявителя о сущности акта передачи и взаимоотношений должностного лица с предполагаемым взяткодателем;

заявитель заблуждается относительно должностного положения принявшего вознаграждение (например, вознаграждение передано за профессиональную деятельность или лицу, не являющемуся должностным);

имеет место совершение иного преступления (мошенничества, злоупотребления служебным положением и др.);

иное в зависимости от характера полученной информации.

Если наиболее вероятной является все же версия о взяточничестве, то следователь, продолжая анализ полученных фактов и сопоставляя их с исходными материалами, выдвигает все возможные версии по каждому из обстоятельств, подлежащих установлению. Все версии проверяются одновременно, поэтому уже на начальном этапе необходимо разработать наиболее полный план расследования, основной целью должна стать проверка многих версий при проведении каждого следственного действия и иного мероприятия. Это предотвратит повторные допросы, осмотры, неполноту результатов следственных действий и значительно сократит время и силы следователя.



[1] Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. № 29. Ст. 3502; 1998 № 30. Ст. 3613; 1999. № 2. Ст. 233; 2000. № 1. Ст. 8.

[2] См., например: Волженкин Б. В. Допустима ли провокация как метод борьбы с коррупцией // Российская юстиция. 2001. № 5.

[3] См., например: Федоров А. В. Оперативно-розыскная проверка информации о фактах взяточничества // Актуальные проблемы антикоррупционной политики на региональном уровне. Материалы региональной научно-практической конференции. СПб., 2001. С. 98–100; Осипкин В. Н. Организация и методика прокурорского надзора за соблюдением законности при осуществлении ОРД. СПб., 1997.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021