ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



1.2. Криминологические основания включения преступлений частного обвинения в Уголовный кодекс


В содержании любого явления, в том числе уголовно-правового, есть некоторое устойчивое ядро (основание), которое выражает саму суть данного явления, его собственный смысл, «существенным образом влияет на все другие необходимые стороны и связи объекта, обусловливает соответствующее их изменение, направление функционирования и развития. В связи с этим, опираясь на основу, можно объяснить и представить в органической взаимосвязи всю совокупность необходимых сторон и тем самым в системе идеальных образов, понятий воспроизвести сущность исследуемого объекта»[1].

Основание явления не только принадлежит самому явлению, выражая его определенные сущностные характеристики, но и выступает постоянной детерминантой, которая сначала порождает, а потом обеспечивает существование этого явления. Не менее правильно поэтому будет сказать, что явление принадлежит основанию. Таким образом, явление и его основание образуют между собой сложную систему взаимосвязей и взаимовлияний, изменения в основании необходимо приводят к изменениям в явлении, и наоборот[2].

Разрабатывая криминологические основы уголовного права, В.Д. Фи-лимонов указывает на их особенности и пишет, что «криминологические основания норм уголовного права обладают двумя основными признаками: во-первых, они наряду с другими социальными явлениями выражают ту или иную степень опасности причинения вреда … общественным отношениям в результате поведения определенной категории людей, во-вторых, в них находят объяснение причины такого поведения»[3].

Идея изучения криминологических оснований уголовного права и отдельных его институтов, к сожалению, не получила должного развития в криминологических работах. В свою очередь, считаем, что предложенный выше подход обладает значительным потенциалом для проведения комплексного исследования феномена преступлений частного обвинения. Обращение к криминологическим основаниям позволит не только обосновать существование этого уголовно-правового явления через широкий социально-психологический спектр внешних детерминант, но и выделить на их (детерминант) основе его внутренние закономерности и сущностные характеристики.

Концепция криминологических оснований, разработанная В.Д. Филимоновым, позволяет выделить следующие криминологические основания преступлений частного обвинения: 1) криминологические основания выделения преступлений частного обвинения; 2) криминологические основания действия уголовно-правового запрета на совершение преступлений частного обвинения; 3) криминологические основания уголовной ответственности за совершение преступления частного обвинения; 4) криминологические основания ограничения публичного начала процесса привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления частного обвинения; 5) криминологические основания уголовного наказания за преступление частного обвинения.

Криминологические основания включения преступлений частного обвинения в Уголовный кодекс - это прежде всего факторы, которые доказывают необходимость криминализации этих деяний, подтверждают их общественную опасность. Как известно, понятие криминализации[4] включает в себя как процесс, так и результат признания определенных видов деяний преступными и уголовно наказуемыми. «Объективная потребность общества в криминализации, - пишет П.С. Дагель, - возникает в результате взаимодействия нескольких факторов: степень общественной опасности (важнейший фактор), степень их распространенности, невозможность успешной борьбы с этими деяниями менее репрессивными мерами»[5]. Поэтому содержание процесса криминализации составляет деятельность по выявлению указанных выше факторов, а результат выражается в фиксации уголовно-правового запрета на совершение общественно опасных деяний в уголовном законе.

Категория общественной опасности не только отражает опасность деяния, его разрушительные социальные последствия, но и указывает на значимость для общества уголовно-правовой защиты нарушаемых в результате преступления прав. В этом контексте серьезным показателем обоснованности криминализации преступлений частного обвинения является отношение граждан к предоставляемым государством уголовно-правовым формам защиты их прав, нарушение которых происходит в результате совершения деяний, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 РФ. Это отношение находит свое непосредственное выражение в количестве обращений потерпевших в суд с жалобой о возбуждении уголовного дела в порядке частного обвинения.

Данные практики наглядно демонстрируют распространенность и важность для граждан существования самой возможности уголовного преследования интересующей нас категории преступлений. Так, доля преступлений частного обвинения в структуре преступности по Красноярскому краю в среднем за изученный период составляет 6,6 %, а по Томской области - 9,7 %, соответственно. А исследование в динамике за девятилетний промежуток времени в указанных регионах позволило выявить тенденцию к росту числа преступлений частного обвинения. Необходимо, однако, заметить, что общие темпы роста преступности в Красноярском крае и Томской области выше темпов роста совершения преступлений частного обвинения, поэтому прирост доли этих преступлений в структуре преступности, определенный в процентном отношении, выражен менее ярко (табл. 1).


Таблица 1.

Удельный вес преступлений частного обвинения в структуре преступности Красноярского края и Томской области (в процентном отношении к общему числу преступлений за указанный период)


Год
Субъект федерации

Красноярский край
Томская область

%
абс.
%
абс.

1991
3,1
462
6,7
396

1992
3,4
553
7,2
612

1993
5,2
1291
10,1
819

1994
5,2
1334
13,5
1295

1995
5,7
1716
14, 9
1756

1996
6,4
2095
11,4
1550

1997
8,0
2241
12,3
1386

1998
7,3
2048
10,9
1268

1999
7,1
2240
4,4
1377


К сожалению, в официальных статистических отчетах представлены только общие данные о доле всех преступлений частного обвинения в структуре преступности региона, да и то начиная с 1991 г[6]. Тогда как сбор информации относительно доли каждого из составов преступлений, преследование которых ведется частным порядком, в централизованном порядке не ведется до сих пор, хотя и представляет известный интерес.

Проведенное нами исследование 1002 дел частного обвинения, рассмотренных народными судами Кировского, Железнодорожного и Октябрьского районов г. Красноярска в период с 1989 по 1998 гг., показало, что в среднем за изученный период доля предъявлений частного обвинения в связи с нанесением оскорбления составила всего 3 % от общего числа дел частного обвинения. Еще менее значительной оказалась доля преступлений, связанных с клеветой, в среднем 2 % от общего числа дел данной категории.

Как известно, общественная опасность преступлений, связанных с причинением вреда здоровью, несколько выше, чем общественная опасность таких преступлений, как клевета и оскорбление. В связи с этим весьма показательным является то, что по данной категории дел предъявление частного обвинения в основном осуществлялось по составам преступлений, связанным с умышленным нанесением легких телесных повреждений. В среднем за изученный период оно составило 95 % от общего числа дел. При этом 56 % предъявленных частных обвинений приходится на умышленное нанесение легких телесных повреждений без расстройства здоровья или побои, а 39 % - на умышленное нанесение легких телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья.

Исследование в динамике доли предъявлений частного обвинения по каждому из составов преступлений, преследуемых в частном порядке, показало наличие стойкой тенденции к росту доли умышленных телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья (с 41 % в 1989 г. до 55 % в 1998 г.), на фоне общего сокращения доли умышленных телесных повреждений без расстройства здоровья (с 54 % в 1989 г. до 41 % в 1998 г.) и тенденции к незначительному сокращению доли таких преступлений, как клевета и оскорбление (табл. 2).











Таблица 2.

Доля предъявлений частного обвинения по каждому из составов преступлений, преследуемых в частном порядке, в общем числе дел частного обвинения (в процентном отношении к общему числу дел частного обвинения за указанный период)


Состав частного обвинения
Год

1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

Оскорбление, %
4
3
6
5
2
1
2
2
3
3

Клевета, %
1
2
4
2
3
1
2
1
1
1

Телесные повреждения без расстройства здоровья или побои, %



54


56

59

65

64

67

58

54

44

41

Телесные повреждения с расстройством здоровья, %

41

39

31

28

31

31

38

43

52

55



Не редкость, когда одновременно с преступлением частного обвинения совершается другое, преследование которого осуществляется в публичном или частно-публичном порядке. В дальнейшем в тексте работы дела, в которых предъявление частного обвинения сочетается с предъявлением частно-публичного и/или публичного обвинения, будут называться делами сложного обвинения. Приведем в качестве иллюстрации типичный пример такого дела. В результате конфликта, происшедшего на почве ревности, муж, находясь в состоянии алкогольного опьянения, нанес несколько ударов жене, чем причинил незначительный вред здоровью последней (ст. 115 УК РФ), а также ударил ножом пытавшуюся вступиться за дочь тещу, нанеся ее здоровью тяжкий вред (ч. 1 ст. 111 УК РФ)[7].

За изученный период доля дел сложного обвинения в общем числе дел, по которым было предъявлено частное обвинение, в среднем составила 49 % (491 дело). В этой ситуации особенно настораживает то, что практически каждое второе преступление из преступлений частного обвинения, которым из-за их небольшой степени общественной опасности традиционно уделяется недостаточно внимания, как правило, служит почвой для совершения более тяжких преступлений. Причем исследование дел данной категории в динамике позволило выделить тенденцию к росту (табл. 3).


Таблица 3.

Структура дел частного обвинения по типу предъявленного по ним обвинения (в процентном отношении к общему числу дел, по которым было предъявлено частное обвинение за указанный период)


Дело
Год

1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

Сложного обвинения, %
46
37
42
49
51
54
53
48
54
56

Частного (простого) обвинения, %

54

63

58

51

49

46

47

52

46

44



Изучение заявлений потерпевших, протоколов допросов по делам частного обвинения позволило выявить, что зачастую обращение граждан в правоохранительные органы с просьбой возбудить уголовное дело о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ, вызвано невозможностью в течение длительного времени самостоятельно разрешить конфликт и урегулировать отношения с обвиняемым. В частности, как показывают результаты исследования, возбуждению 67 % дел частного обвинения (671 дело) предшествовали длительные конфликтные отношения между обвиняемым и потерпевшим.

Нередки случаи, когда потерпевший предъявляет частное обвинение сразу по нескольким статьям. В среднем за изученный период дела такого рода составляют 32 % (321 дело) от общего числа (табл. 4). Из 1002 изученных дел частного обвинения нам ни разу не встретилось дело, в котором частное обвинение было бы предъявлено одновременно и за нанесение оскорбления, и за клевету. Наиболее распространено сочетание оскорбления и нанесения легких телесных повреждений, повлекших или не повлекших кратковременное расстройство здоровья (в 67 % всех случаев).


Таблица 4.

Структура предъявлений частного обвинения в уголовном деле частного обвинения по составам преступлений (в процентном отношении к общему числу дел данной категории за указанный период)


Дела, в которых частное обвинение предъявлено
Год

1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

По 2-м и более составам, %
31
33
38
36
39
28
25
27


29

32

По 1-му составу, %
69
67
62
64
61
72
75
73
71
78



Таким образом, результаты исследования практики наглядно подтверждают общественную опасность деяний, предусмотренных составами преступлений согласно ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ. Однако общественная опасность преступления определяется не только общественной опасностью деяния, хотя последняя и является основной характеристикой, но и такими показателями, как общественная опасность последствий, общественная опасность личности преступника.

Бытовой характер преступлений частного обвинения выражается не только в том, что они в основном совершаются в сфере быта, но и, что более важно, разрушают существующие в ней семейно-родственные, дружеские, соседские и иные значимые межличностные отношения граждан. Проведенное нами исследование показало, что 61 % обвиняемых по ним находятся в близких отношениях с потерпевшими, из них 19 % являются мужем и женой, 17 % - ранее состояли в браке, 8 % - пребывают в отношениях сожительства, 3 % - были в них в прошлом, 14 % - состояли в различных родственных отношениях. В то же время 21 % обвиняемых являются соседями потерпевших по месту жительства, 8 % - знакомыми, 6 % - сослуживцами, и только 4 % ранее не знакомыми с пострадавшим людьми.

Однако круг негативных последствий преступлений, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ, не исчерпывается разрушением отношений, существовавших между потерпевшим и обвиняемым. Зачастую вследствие совершения преступлений частного обвинения разрушается целый ряд иных важных для потерпевшего отношений с людьми, его окружающими. Тем более, что в большинстве случаев преступления данной категории совершаются в социально значимых для потерпевшего местах, из которых 81 % составляют места постоянного жительства (квартиры, в том числе коммунальные, комнаты в общежитиях, подъезды, общие кухни и коридоры, дворы и т.д.), 12 % - места работы, и лишь 7 % - места случайного пребывания потерпевшего (улицы города, остановки, общественный транспорт, магазины и т.п.).

Так, например, в результате выяснения отношений между сожителем и его сожительницей, происходившего по месту работы последней и сопровождавшегося нанесением ей оскорблений и побоев, у женщины значительно понизился профессиональный статус, испортились отношения с сослуживцами, которые после происшедшего стали ее сторониться и меньше общаться[8]. В другом случае конфликт между собаководами, разгоревшийся во дворе дома, вначале перерос в нанесение легких телесных повреждений хозяину кинувшейся на другого собаковода собаки, а позже привел к установлению неприязненных отношений с большинством соседей, с которыми обвиняемый находился ранее в дружеских отношениях[9].

Как правило, разрушение социально значимых отношений вследствие совершения преступлений частного обвинения является серьезной психологической травмой не только для потерпевшего, но и для самого обвиняемого, а также окружающих их людей, среди которых в первую очередь нужно выделить детей.

Результаты психологических исследований свидетельствуют о том, что оскорбления, клевета, побои болезненно воспринимаются человеком. Это вызывает снижение самооценки граждан, служит причиной появления отрицательных эмоций. Известно, что человеческое поведение зиждется на эмоциях, они активизируют и организуют восприятие, мышление и устремления человека. Эмоции оказывают непосредственное влияние на перцептивные процессы, фильтруют информацию, которую человек получает при помощи органов чувств, активно вмешиваются в процесс ее последующей обработки. Эмоции играют важнейшую роль в самосознании человека, в формировании и поддержании чувства самоидентичности. В то же время негативные эмоции разрушительны для личности человека.

Результаты исследований в области нейрофизиологии указывают на то, что негативные эмоции отрицательно влияют на иммунную систему, эклектическую активность головного мозга, на функционирование кровеносной и дыхательной систем, снижают сопротивляемость болезням. Пролонгированная негативная эмоция крайне опасна, чревата физическими или душевными расстройствами и в конце концов может привести к смерти человека[10].

Социологические исследования последних лет, проведенные в России, убедительно указали на то, что самоубийство не является сугубо аутоагрессивным актом психически больного человека, а есть, по большей части, акт психически здорового человека, совершенный по причине социально-психической дезадаптации личности в условиях «микросоциального конфликта». Выявлена четкая зависимость сознательного покушения на свою жизнь от степени социальной интегрированности личности[11]. Результатом совершения против него преступления частного обвинения вполне может стать социально-психологическая дезадаптация и дезинтеграция человека, разрушение его социально значимых связей. Сказанное подтверждается и данными виктимологических исследований, в которых наглядно показывается, что преступление всегда является фактором, наносящим психологическую травму потерпевшему и негативно влияющим на его социальный статус[12].

Таким образом, из изложенного следует вывод о том, что утверждение об общественной опасности последствий деяний, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ, имеет под собой серьезные основания.

Причины, толкающие граждан на совершение преступления частного обвинения, также лежат в сфере бытовых отношений (табл. 5) и зачастую носят комплексный характер. В основании 73 % дел частного обвинения лежало не менее двух причин совершения деяний, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ.

Общественную опасность личности по делам о преступлениях, преследование которых ведется частным порядком, в основном определяют два фактора: фактор виновного совершения преступного деяния и фактор субъективного восприятия и оценки потерпевшим личности обвиняемого как виновного в совершении против него преступлений, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ. Особо следует подчеркнуть важность для определения степени общественной опасности личности обвиняемого именно второго фактора, поскольку, как мы уже отмечали ранее, содержание таких объективно существующих ценностей, как честь, достоинство, личная неприкосновенность, субъективно.


Таблица 5.

Причины преступлений частного обвинения


Причины преступления частного обвинения
%

последствия бракоразводного процесса
21,8

неустроенность быта
18,6

разногласия по поводу пользования имуществом, местами общего пользования
17,6

ревность
13,2

сплетни, распространяемые окружающими
10,4

ссора из-за детей
6,3

месть
4,1

ссора из-за животных
2,1

другие
7,9

итого
100



Тем не менее сама характеристика общественной опасности личности, выраженная только через категорию виновного совершения общественно опасного деяния, будет недостаточно полной. Необходимо обратиться к ценностям, нормам, мировоззренческим установкам индивида, совершившего преступление, его социальной принадлежности, так как зачастую именно в этой сфере лежит причина последующего преступного поведения.

В целях исследования общественной опасности личности обвиняемых по ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ нами были изучены личностные характеристики 1317 граждан, проходивших в качестве обвиняемых по 1002 делам частного обвинения, которые рассматривались народными судами Кировского, Железнодорожного и Октябрьского районов г. Красноярска в период с 1989 по 1998 гг. Полученные результаты показали, что в среднем за изученный период 78 % (1027 чел.) всех обвиняемых в совершении преступлений, преследуемых в частном порядке, - мужчины, в то время как доля женщин, проходящих в качестве обвиняемых по данной категории преступлений, в среднем равна 22 % (290 чел.) (табл. 6).


Таблица 6.

Удельный вес мужчин и женщин среди обвиняемых, совершивших преступления частного обвинения (в процентном отношении к общему числу обвиняемых по данной категории дел за указанный период)


Пол
Год

1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

Мужчины, %
90
61
77
78
73
88
89
79
75
74

Женщины, %
10
39
23
22
27
12
11
21
25
26



Достаточно невелика и постоянна доля пенсионеров, обвиняемых в порядке частного обвинения (в среднем за изученный период она составляет 5 % (66 чел.) от общего числа), инвалидов - 3 % (40 чел.) и несовершеннолетних - 7 % (92 чел.), соответственно (табл. 7).

В среднем за изученный период 37 % (487 чел.) всех обвиняемых составляют ранее судимые граждане, причем присутствует тенденция к увеличению доли данной категории среди лиц, в отношении которых возбуждено дело частного обвинения (табл. 8).


Таблица 7.

Удельный вес пенсионеров, инвалидов и несовершеннолетних среди обвиняемых, совершивших преступления частного обвинения (в процентном отношении к общему числу обвиняемых по данной категории дел за указанный период)


Категория населения
Год

1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

Пенсионеры, %
5
4
3
5
5
6
4
5
5
5

Инвалиды, %
2
3
2
4
4
3
4
4
3
4

Несовершеннолетние, %

5

6

4

7

7

9

6

7

8

7

Иные
88
87
91
84
84
82
86
84
84
84



Таблица 8.

Удельный вес судимых и несудимых среди обвиняемых, в совершении преступлений частного обвинения, (в процентном отношении к общему числу обвиняемых по данной категории дел за указанный период)


Судимость
Год

1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

Судимые, %
34
23
37
15
47
56
34
36
35
40

Несудимые, %
66
77
63
85
53
44
66
64
65
60



Достаточно высок среди обвиняемых в совершении преступлении по ст.ст.115, 116, ч. 1ст. 129 и 130 УК РФ процент безработных, в среднем за изученный период он составляет 58 % от общего числа (764 чел.) и имеет стойкую тенденцию роста (табл. 9).


Таблица 9.

Удельный вес безработных и работающих среди обвиняемых, совершивших преступления частного обвинения (в процентном отношении к общему числу обвиняемых по данной категории дел за указанный период)


Наличие работы
Год

1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

Безработные, %
23
39
41
43
54
59
57
69
56
62

Работающие, %
67
61
59
57
46
41
43
31
44
38



В среднем за изученный период 57 % обвиняемых (751 чел.) совершили преступления, предусмотренные ст.ст.115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ, в состоянии алкогольного опьянения, причем отметим тенденцию к увеличению в общем числе обвиняемых по делам частного обвинения доли лиц, совершивших преступное деяние в нетрезвом состоянии (табл. 10). Необходимо обратить внимание и на то, что 21 % всех обвиняемых (277 чел.) больны алкоголизмом.




Таблица 10.

Характеристика лиц по состоянию опьянения на момент совершения преступления частного обвинения (в процентном отношении к общему числу обвиняемых по данной категории дел за указанный период)


Состояние
Год

1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

Опьянение, %
41
46
57
53
62
59
64
60
63
65

Трезвые, %
59
54
43
47
38
41
36
40
37
35



Следует отметить невысокий образовательный уровень граждан, привлекаемых в качестве обвиняемых по делам частного обвинения. Так, всего 8 % (105 чел.) обвиняемых имеют высшее образование (причем 35 % (37 чел.) из них были ранее судимы); 1 % (13 чел.) - неоконченное высшее; 42 % (553 чел.) получили среднее, среднее специальное или среднее техническое образование. Аттестат о неполном среднем образовании имеют 26 % обвиняемых (342 чел.). В то же время 23 % (304 чел.) граждан, привлеченных в качестве обвиняемых по делам частного обвинения, не закончили и 8 (9) классов средней общеобразовательной школы.

Таким образом, среди лиц, в отношении которых возбуждено дело частного обвинения, высок процент ранее судимых, нигде не работающих граждан с низким уровнем образования, совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения, в большинстве своем мужчин. Ситуация усугубляется, если учесть, что среди потерпевших по делам частного обвинения преобладают женщины (79 % всех потерпевших за изученный нами период). В этом контексте уголовное преследование преступлений, предусмотренных ст.ст.115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ, приобретает особое значение.

Часто за незамысловатым выяснением отношений между сторонами скрывается желание потерпевшего не только в порядке уголовного судопроизводства восстановить свою честь и достоинство, но и своевременно предотвратить дальнейшее неблагоприятное развитие событий, связанное в ряде случаев с совершением более тяжких преступлений. Основания для подобных предположений, как видно из результатов проведенного нами исследования личности обвиняемых, у граждан имеются.

Соответственно, можно говорить об использовании гражданами уголовного судопроизводства по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч.1 ст.129 и 130 УК РФ, во-первых, в качестве инструмента защиты их чести, достоинства, личной неприкосновенности, во-вторых, что более важно, в качестве инструмента предупреждения совершения против них более тяжких преступлений конкретным лицом, в-третьих, как способа разрешения криминального конфликта.



Итак, исследование криминологических оснований выделения преступлений частного обвинения показало, что:

1. Гражданам важна сама возможность уголовного преследования за преступления, предусмотренные ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ, которая используется, во-первых, в качестве инструмента защиты их чести, достоинства, личной неприкосновенности, во-вторых, что более важно, в качестве инструмента профилактики совершения против них более тяжких преступлений конкретным лицом, в-третьих, как способ разрешения криминального конфликта.

2. Данные практики наглядно демонстрируют распространенность интересующей нас категории преступлений и важность для граждан существования самой возможности уголовного преследования по ним. Так, доля преступлений частного обвинения в структуре преступности по Красноярскому краю в среднем за изученный период составляет 6,6 %, а по Томской области - 9,7 %, причем имеется общая тенденция к росту числа преступлений, преследование которых осуществляется частным порядком.

3. Обращение граждан в правоохранительные органы с просьбой возбудить уголовное дело о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ, вызвано невозможностью в течение длительного времени самостоятельно разрешить конфликт и урегулировать отношения с обвиняемым.

4. Причины, толкающие граждан на совершение преступления частного обвинения, лежат в сфере бытовых отношений и зачастую носят комплексный характер.

5. Бытовой характер преступлений частного обвинения выражается не только в том, что они в основном совершаются в сфере быта, но и в том, что они разрушают существующие в ней семейно-родственные, дружеские, соседские и иные значимые для граждан межличностные отношения.

6. Круг негативных последствий преступлений, предусмотренных ст.ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и 130 УК РФ, не исчерпывается разрушением отношений, существовавших между потерпевшим и обвиняемым. Зачастую вследствие совершения преступлений частного обвинения разрушается целый ряд иных важных для потерпевшего отношений с окружающими его людьми.

7. Разрушение социально значимых отношений вследствие совершения преступлений частного обвинения является серьезной психологической травмой не только для потерпевшего, но нередко и для самого обвиняемого, а также окружающих их людей, среди которых в первую очередь нужно выделить детей.

9. Среди лиц, в отношении которых возбуждено дело частного обвинения, высок процент ранее судимых (в среднем за изученный период 37 % от общего числа обвиняемых в частном порядке), нигде не работающих граждан (в среднем - 58 %) с низким уровнем образования (высшее образование имеют всего 8% обвиняемых), совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения (в среднем - 57 %), в большинстве своем мужчин (в среднем - 78%), в то время как среди потерпевших по делам частного обвинения преобладают женщины (79 % всех потерпевших за изученный период).







--------------------------------------------------------------------------------


[1] Билялов А.К. Об определении категорий «основа» и «обоснованное» // Философские науки. 1976. № 5. С. 142-143.

[2] Подробнее о понятии «основание» в философии см., например: Билялов А.К. Об определении категорий «основа» и «обоснованное» // Философские науки. 1976. № 5; Диалектический и исторический материализм / Под общ. ред. А.Г. Мысливченко, А.П. Шептулина. М., 1988; Парнюк М.А. Детерминизм диалектического материализма. Киев, 1967; Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991 и др.

[3] Филимонов В.Д. Криминологические основы уголовного права. Томск, 1981. С. 22.

[4] Подробнее о понятии криминализации см., например: Дагель П.С. Условия установления уголовной наказуемости // Правоведение. 1975. № 4; Злобин Г.А. Основания и принципы уголовно-правового запрета // Советское государство и право. 1980. № 1; Злобин Г.А., Келина С.Г. Некоторые теоретические вопросы криминализации общественно опасных деяний // Проблемы правосудия и уголовного права. М., 1978; Прозументов Л.М., Шеслер А.В. Криминология: Общая часть. Красноярск, 1997; Фефелов П.А. Критерии установления уголовной наказуемости деяний // Советское государство и право. 1970. №11; Филимонов В.Д. Криминологические основы уголовного права. Томск, 1981 и др.

[5] Дагель П.С. Условия установления уголовной наказуемости // Правоведение. 1975. № 4. С. 68.

[6] Сбор какой-либо информации относительно преступлений частного обвинения до 1991 г. в форме официальных статистических отчетов не предусматривался, и изучение сколько-нибудь систематизированных данных до указанного периода не представляется возможным.

[7] Уголовное дело № 1-346/96, рассмотренное народным судом Железнодорожного района г.Красноярска.

[8] Подробнее см. уголовное дело № 1-775/97, рассмотренное народным судом Кировского района г. Красноярска.

[9] Подробнее см. уголовное дело № 1-109/94, рассмотренное народным судом Октябрьского района г. Красноярска.

[10] Подробнее см., например: Изард К.Э. Психология эмоций. СПб., 2000; Изард К.Э. Эмоции человека. М., 1980; Василюк Е.Ф. Психология переживаний (анализ преодоления критических ситуаций). М., 1984 и др.

[11] Подробнее см., например: Абрумова А.Г. Предупреждение самоубийств (изучение и проведение предупредительных мер). М., 1980; Алиев А.И. Актуальные проблемы суицидологии. Баку, 1987 и др.

[12] Подробнее см., например: Ривман Д.В., Устинов В.С. Виктимология. СПб., 2000; Шнайдер Г.Й. Криминология. М., 1994 и др.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021