ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



2. Государственный строй Франции от Первой республики до Первой империи


Термидорианский переворот и Конституция 1795 г.

Пришедшая к власти в результате переворота группа уме-
ренных депутатов Конвента, отражавших интересы респуб-
ликански настроенных кругов французской буржуазии, по-
лучила название термидорианцев. Для этой группировки,
как и для других депутатов Конвента, участвовавших в суде
над королем и ставших тем самым "цареубийцами", рестав-
рация монархии была абсолютно неприемлема, но столь же
нетерпимым для нее стал режим революционного террора.

77

Первое время термидорианцы были вынуждены сохра-
нять систему государственных органов, созданную якобин-
цами. При этом сам механизм революционной диктатуры
был постепенно разрушен, отменено чрезвычайное социаль-
но-экономическое законодательство якобинцев.

Комитет общественного спасения, где заседали теперь
участники антиякобинского заговора, потерял значение пра-
вительственного органа. Были упразднены Парижская ком-
муна - оплот якобинцев, а также революционные комите-
ты, реорганизован Революционный трибунал.

Но и реформированная термидорианцами политическая
система ассоциировалась с революционными традициями.
Поэтому с особой остротой вновь стал вопрос о восстанов-
лении конституционного строя.

Формально считалось, что в силе оставалась конститу-
ция 1793 г., принятая якобинским Конвентом и подтвержден-
ная первичными собраниями выборщиков. Хотя якобинская
Конституция так никогда и не применялась, первоначально
сами термидорианцы ставили вопрос о поправках и добавле-
ниях, необходимых для ее введения в действие. Однако вско-
ре, в частности под воздействием новых революционных вол-
нений, правые термидорианцы усмотрели в якобинской кон-
ституции "организованную анархию" и приняли решение о
подготовке нового конституционного документа. Они спеши-
ли с конституированном новой власти, тем более что вновь
напомнила о себе политическая опасность со стороны откры-
тых врагов республики - роялистов, фейянов и т. д. В авгу-
сте 1795 г. Конвент принял новую конституцию Франции (из-
вестную как Конституция III года республики).

Следуя установившейся в период революции традиции,
термидорианцы вынесли текст конституции на плебисцит,
и она была поддержана подавляющим большинством пер-
вичных собраний выборщиков, так как народ рассчитывал с
помощью новой Конституции спасти и укрепить республи-
ку, отвести угрозу реставрации, сохранить демократические
завоевания революции.

Отмежевываясь от крайностей революции и политиче-
ского безрассудства вождей якобинцев, авторы новой Кон-
ституции сохранили не только девиз революции: "свобода,
равенство, братство", но и ее важнейшие достижения -
республиканизм, народный суверенитет, представительные
органы и т. д. .. ... ...

78

Текст Конституции 1795 г. отличался напыщенностью
и многословием (372 статьи), но при этом она была весьма
умеренной по своему политическому содержанию.

Декларация прав и обязанностей человека и граждани-
на, которая была предпослана Конституции, уже не была
проникнута революционным духом (отсутствовало право
народа на восстание, на сопротивление угнетению и т. д.) и
делала упор на закрепление экономических, моральных и
правовых устоев общества. Так, например, в ней подчерки-
валось, что собственность "лежит в основе мировой культу-
ры, всего производства, всех средств труда и всего соци-
ального строя".

Конституция отменяла всеобщее избирательное право
и восстанавливала имущественный ценз. Следуя уже испы-
танной в 1791-1792 гг. политической модели, новая консти-
туция в статье 22 заложила в основу республиканского строя
принцип разделения властей. Однако новая организация
государственной власти отличалась громоздкостью, доктри-
нерством, чисто внешним подражанием образцам античной
демократии.

В системе разделения властей законодательному кор-
пусу отводилось ведущее место. Авторы конституции про-
явили политическую осторожность и отказались от создания
"всемогущего" законодательного органа по типу Националь-
ного конвента. Впервые в истории французского конститу-
ционализма законодательный корпус был создан не на одно-
палатной, а на двухпалатной основе. Он состоял из Совета
старейшин (250 членов, избираемых из лиц не моложе 40
лет) и Совета пятисот (из лиц не моложе 30 лет).

Право законодательной инициативы по конституции
предоставлялось только Совету пятисот, но решение послед-
него становилось законом только после одобрения Совета
старейшин. Отклоненный последним законопроект мог вно-
ситься повторно только спустя год. Законодательная власть,
таким образом, заведомо становилась источником полити-
ческой конфронтации, а следовательно, и нежизнеспособ-
ной.

Политическая нестабильность и неустойчивость были
присущи и исполнительной власти, которая также была
изначально обречена на малую эффективность. Она вруча-
лась Директории из 5 членов, избираемых путем тайного
голосования законодательным корпусом. -

79

Ежегодно Директория обновлялась путем переизбра-
ния одного из ее членов. Председательствовали в ней по-
очередно все члены в течение трех месяцев. Для осуществ-
ления чисто управленческих функций Директория назна-
чала министров, которые, однако, не составляли правитель-
ство.

Псевдодемократические государственные формы, вве-
денные Конституцией 1795 г., не учитывали реального соот-
ношения политических сил, не могли обеспечить экономи-
ческой и правовой стабильности. Хотя по Конституции 1795
г. исполнительные и управленческие рычаги не должны были
концентрироваться в одних руках, ведущую роль в Дирек-
тории играл один из лидеров термидорианцев, беспринцип-
ный карьерист Баррас. Как и многие другие представители
правящей верхушки, он откровенно стремился использо-
вать государственную казну для личного обогащения.

Откровенная коррупция, поразившая и сами правитель-
ственные круги, ухудшила и без того тяжелое финансовое
положение республики. Директория не в состоянии была
решить те проблемы, которые стояли перед новым сформи-
ровавшимся за годы революции гражданским обществом.
Сохранялась опасность монархической, феодальной рестав-
рации и нового революционного взрыва масс, вызванного
бедственным положением городских низов и возрождением
популярности якобинских идей.

Непоследовательность, резкие повороты в политике
Директории, то обрушивавшей удары против якобинцев, то
начинавшей борьбу против дворян-эмигрантов и неприсяг-
нувших священников, то облагавшей высоким подоходным
налогом финансистов и спекулянтов, делали политическую
обстановку в Франции непредсказуемой. Ненадежность пра-
вительства Директории, проводившей "политику качелей",
делала весь созданный в 1795 г. конституционный режим
все более непопулярным и неустойчивым.

Переворот генерала Бонапарта и Конституция 1799 г.
Государственный переворот, совершенный 9 ноября 1799 г.
(18 брюмера VIII года республики - по новому календарю)
группой заговорщиков, объединившихся вокруг генерала
Бонапарта, привел к упразднению Директории и устране-
нию других конституционных органов.

Власть во Французской республике перешла к колле-
"ии из трех консулов - генерала Бонапарта и двух бывших


80

членов Директории, участвовавших в заговоре, - Сиейеса
и Роже Дюко. Фактически же контроль за политическими
событиями в стране все более оказывался в руках генерала
Бонапарта, проявившего себя энергичным, прозорливым и
властолюбивым государственным деятелем.

Печальный финал Конституции III года республики, ко-
торая была объявлена причиной всех бедствий во Франции,
стал своего рода неизбежностью. Политика "качелей", про-
водимая Директорией, ставшая символом непрочности и
порочности правящего режима, в результате потеряла сво-
их последних сторонников.

К осени 1799 г. Директория окончательно утратила свой
авторитет как у демократически настроенных республикан-
цев, так и у новой буржуазной аристократии, мечтавшей о
создании устойчивой власти, способной искоренить рево-
люционные настроения во французском обществе. Демокра-
тические силы Франции, ослабленные предшествующими
репрессиями, не выступили в защиту конституционного
правительства, деятельность которого отличалась открытой
враждебностью по отношению к народным массам.

Особенность нового государственного переворота состоя-
ла в том, что он был осуществлен не только посредством
верхушечного антиправительственного заговора, но и при
прямой поддержке заговорщиков армией, сыгравшей бла-
годаря авторитету генерала Бонапарта роль своеобразного
политического арбитра. В условиях политической неустой-
чивости и неэффективности системы конституционных ор-
ганов армия становилась стержневым элементом и опорой
государственной власти. За годы, прошедшие после рево-
люции, в заграничных завоевательных походах армия ут-
ратила свой революционный дух и охотно приняла полити-
ку цезаризма.

По методам осуществления власти и по своей социаль-
ной базе диктатура Наполеона существенно отличалась от
правления Директории. Это была новая форма политиче-
ской консолидации французского общества, осуществлен-
ной путем установления авторитарного, откровенно анти-
демократического режима. Генерал Бонапарт, стремившийся
к установлению личной власти, лишь отразил готовность
консервативно настроенных кругов французского общества
к уничтожению остатков революционных идей и учрежде-
ний. Он уловил их желание создать стабильную государст-

81

венную систему, не связанную идеологическими догматами,
но обеспечивающую простор для развития предпринима-
тельской деятельности. Именно поэтому политика бонапар-
тизма получила поддержку не только со стороны буржуаз-
ных кругов, но и французских крестьян-собственников, опа-
савшихся в равной мере феодально-монархической рестав-
рации и новой волны революционного экстремизма.

Будучи достаточно трезвым политическим деятелем,
генерал Бонапарт ясно представлял, что создаваемый им и
опирающийся на армию авторитарный режим должен быть
как можно быстрее облечен в конституционные формы. Он
понимал также, что переход от коллегиальных республи-
канских учреждений к личной власти требует промежу-
точных ступеней и политико-юридического камуфляжа. Взяв
в свои руки инициативу в составлении новой конституции,
он оттеснил при этом Сиейеса, претендовавшего на роль
"отца" французских конституционалистов, но проявившего
со своим проектом непоследовательность и медлительность.

Генерал Бонапарт, он же первый консул, предложил
такую организацию "республиканской" государственной
власти, которая открывала простор для его честолюбивых
политических замыслов. Новая конституция (Конституция
VIII года республики) отличалась от своих предшествен-
ниц прежде всего тем, что не утверждалась представитель-
ным органом. Подписанная лишь членами узкой конститу-
ционной комиссии, она по воле первого консула была выне-
сена "на одобрение французского народа". Таким образом,
новая республиканская конституция была утверждена 13
декабря 1799 г. по итогам плебисцита, который проводился
под жестким государственным контролем. Волеизъявление
"французского народа" осуществлялось не путем голосова-
ния в первичных собраниях избирателей, а посредством
сбора подписей в реестрах, которые вели мировые судьи,
нотариусы и т. д. В Конституции при внешнем сохранении
республиканского строя закреплялась диктатура генерала
Бонапарта, принявшая лишь гражданские очертания.

В отличие от предшествующих основных законов, Кон-
ституция 1799 г. уже не содержала Декларации прав чело-
века и гражданина, ибо "гражданин Бонапарт" не считал
уместным само напоминание в этом документе о свободе и
братстве. Гарантируя буржуазии и крестьянству собствен-
ность, полученную в годы революции в результате конфи-


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021