ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



II. Субъективное право; правоотношение


В юридической науке по поводу категорий субъективного права и правоотношения выявился ряд суждений, одни из которых общепризнанны, другие—дискуссионны и нуждаются в дальнейшем исследовании.
К числу общепризнанных можно отнести понятие субъективного права как меры дозволенного поведения, возможности действовать определенным образом[36]. Категория «возможности» характеризует субъективное право как юридическую свободу (инициативу) лица, которое может, но не обязано действовать. Это определение дополняется указанием не только на меру, но и на вид возможного поведения[37], а также на возможность пользоваться определенным социальным благом—экономического, политического, духовного характера[38]. И если «мера возможного поведения» выражает юридическую форму, то «пользование социальным благом» составляет позитивное содержание субъективного права. Обладатель субъективного права не просто ведет себя в границах возможного, а именно реально пользуется социальным благом. Так, субъективное право собственности означает, что гражданин
92

избирает такую меру и вид поведения, которые позволяют ему владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом в целях удовлетворения своих материальных и духовных интересов. Следовательно, субъективное право характеризуется прежде всего возможностью (в границах нормы права) управомоченного на определенное поведение (действие, бездействие), избирать средства и способы достижения своих целей, пользоваться социальным блатом.
Субъективное право характеризуется также обеспеченностью: норма объективного права не только определяет юридическую возможность поведения управомоченного, но и обязывает других лиц вести себя соответствующим образом. Действительно, дозволенные действия невозможно было бы осуществить без необходимого должного поведения других лиц. Субъективное право немыслимо без корреспондирующей обязанности, иначе оно не может быть реализовано.
Субъективная обязанность есть мера должного поведения обязанного субъекта, необходимого для осуществления возможного поведения управомоченного. Отсюда следует, что субъективное право включает в себя две возможности: определять собственное поведение и требовать соответствующего поведения от обязанных лиц; при этом акцент должен быть на единстве этих двух сторон субъективного права, но не на противопоставлении с точки зрения приоритета одного из них[39].
Неотъемлемым свойством субъективного права является его способность быть осуществленным в порядке государственного принуждения, когда обладателю субъективного права препятствуют осуществлять его правомочия или не исполняется корреспондирующая обязанность другими лицами. В таких случаях у управомоченного возникает притязание к нарушителю субъективного права — обращение за его защитой к компетентным органам. Из этого не следует, конечно, что субъективное право не существует до момента притязания, поскольку оно реализуется в подавляющем большинстве случаев без нарушений.
Субъективное право возникает на основе норм объективного права, которые определяют границы возможного поведения управомоченных и корреспондирующие обязанности других субъектов. В этом смысле


можно говорить о первичности объективного и вторич-ности субъективного права и их связи[40]. Соответственно объективное право имеет общий, а субъективное— конкретный (личный) характер. Изменение объективного права—прерогатива, законодателя, в то время как обладание субъективным правом находится в компетенции конкретных лиц.
Из изложенного можно сделать вывод, что как вбо-, лее ранних[41], так и в последних[42] исследованиях субъективное право характеризуется неразрывным единством трех элементов ('возможностей): правом (возможностью) на собственные действия, правом на чужие действия (возможность требования) и правом (возможностью) защиты. Эта юридическая характеристика дополняется социальным значением субъективных прав, обладатели которых свободно пользуются политическим, духовным и материальным благами.
Итак, субъективное право—это предоставляемая государством через нормы объективного права юридическая возможность субъекта действовать (вести себя определенным образом), требовать соответствующего поведения от других, пользоваться социальным благом, обращаться за защитой в случае необходимости к компетентным органам в целях удовлетворения личных интересов[43].
В учении о субъективном праве выявился ряд спорных вопросов. В литературе ведется обширная дискуссия по двум взаимосвязанным проблемам: все ли права граждан (в частности наиболее общие—'конституционные) являются субъективными и существует ли субъективное право только в правоотношении или оно реализуется и в других правовых формах.
Длительное время господствующим в литературе было узкое определение субъективных прав. Представители этого направления считают, что не все права, принадлежащие гражданам, суть субъективные. Не признаются таковыми, в частности, наиболее общие — абсолютные, конституционные права. При этом проводится строгое различие между правосубъектностью (правоспособностью), находящейся в сфере абстрактной возможности, и субъективным правом—категорией сферы действительности (гражданин может иметь право собственности на дом, и гражданин является собственником дома). Права, лежащие в сфере возмож-
94

ности, признаются элементами (содержанием) правоспособности[44], поскольку им не корреспондирует конкретная обязанность определенных лиц. Так, праву на труд не корреспондирует обязанность предприятия, учреждения, организации предоставить работу гражданину, а у последнего нет права на притязание к конкретному юридическому лицу; субъективные, т. е. наличные трудовые, права возникают с момента предоставления гражданину работы. Соответственно субъективное право возникает на основе нормы объективного права, при наличии необходимых юридических факторов ('например, заключение трудового договора), порождающих конкретные правоотношения[45]. Следовательно, субъективное право (наряду с субъективной обязанностью) составляет содержание правоотношения, реализуется в нем и «немыслимо»[46] вне его. Субъективное право без корреспондирующей обязанности конкретных лиц или организаций, взятое вне правоотношения, признается как бы социальным нулем[47].
Правоспособность и субъективное право различают также по способам защиты. Так, субъективному гражданскому праву присуща судебная исковая защита:
право, не способное перейти в состояние права на иск, .не есть субъективное право'[48].
В последнее .время получило распространение более широкое определение субъективных прав граждан. Его сторонники считают всякое право гражданина субъективным, поскольку оно принадлежит субъекту, зависимо от него (в смысле использования), основывается на нормах объективного права (независимы от субъекта), гарантировано и защищено государством и субъект в любое время может предъявить притязание к компетентным органам или гражданам для осуществления своего права[49]. В частности, конституционные права принадлежат не только всем вообще, но и каждому отдельному человеку, являясь его личными субъективными правами[50].
Ряд сторонников последней точки зрения считают, что субъективное право в своем развитии (осуществле-шии) проходит несколько стадий. Различаются, например, три таких стадии: 1) стадия правоспособности— потенциальное состояние субъективного права, 2) возникновение субъективного права как такового благодаря наличию определенных юридических факторов
95

(правовое состояние), 3) реализация субъективного права в конкретном правоотношении—стадия правомочия, притязания[51].
Согласно другой классификации субъективное право имеет следующие стадии осуществления: 1) субъективное право в стадии правового статуса гражданина;
оно принадлежит всем субъектам в соответствии с общей правоспособностью и гражданством; к правам в этой стадии принадлежат все конституционные и иные, закрепленные законом и адресованные всем гражданам права; 2) субъективное право в стадии правового модуса, принадлежащее всем выступающим в 'качестве абстрактного субъекта данного вида при определенных условиях (возраст, профессия, должность, условия труда и т. п.); оно имеет своей предпосылкой специальную правоспособность и юридические факты;
3) субъективное 'право в стадии конкретного правоотношения, которое принадлежит конкретному гражданину, имеет своей предпосылкой его волевые действия и выступает в форме правомочия[52].
В ходе дискуссии обращено внимание на возможность существования субъективных прав вне правоотношений и в правоотношениях общего типа.
Вне правовых отношений существуют основные конституционные права, свободы и обязанности граждан, абсолютные права (право собственности). Названные права принадлежат гражданам и осуществляются ими без вступления в конкретные правоотношения, если эти права никем не нарушаются. Нормы, устанавливающие запреты (например, уголовное право), также реализуются вне правоотношений, если они соблюдаются добровольно[53]. Каждый субъект права непосредственно из закона, т. е. независимо от участия в тех или иных правоотношениях, обладает определенным комплексом прав и обязанностей[54].
Другие авторы, также признавая наиболее общие (конституционные) права субъективными, полагают;
что они существуют в правовых отношениях особого типа[55].
Однако и в учении о правоотношении наряду с общепризнанными положениями существует ряд дискуссионных вопросов. Не вызывает сомнений, что правовые отношения являются той частью общественных отношений, которая регулируется правом.
96

Нормы объективного права, содержащие определенный масштаб (меру) должного или возможного поведения, гарантированного государством, обращены к субъектам и направлены на достижение социального результата. Такой результат достигается при реализации, осуществлении, действии права. Это проявляется в установлении между участниками общественных отношений определенных общественных связей в виде прав и обязанностей. Участники общественных отношений связаны между собой правами и обязанностями, находятся в особых специфических правовых отношениях.
Правоотношения—волевые общественные отношения. Волевой характер правоотношений обусловлен прежде всего тем, что они возникают на основе норм права, выражающих волю государства (класса, народа); следовательно, содержание правоотношений определяется государственной волей.
Правоотношения как волевая категория не исключают воли его участников. Таков, например, характер договорных и многих иных отношений, где проявляется индивидуальная воля. Однако и адесь воля индивидов имеет значение постольку, поскольку она признается законом, выражающим волю государства'. Кроме того, возможно существование правоотношений вне зависимости от индивидуальной воли участников. Таковы, .например, правоотношения, возникающие при причинении вреда, совершении преступления по неосторожности, заключении сделок при заблуждении и др.
Таким образам, в самом общем виде правовое отношение может быть определено как правовая связь его субъектов (граждан, организаций, государств), занимающих по отношению друг к другу определенное юридическое положение, в соответствии с их правами и обязанностями, установленными законом.
В процессе дальнейшего анализа понятия правоотношений выявились различные точки зрения.
Согласно одной из них первая и главная особенность правоотношения состоит в том, что оно всегда является отношением между конкретными лицами[56];
участники любого правового отношения всегда могут быть определены конкретно, поскольку ими являются строго определенные лица, выступающие а качестве носителей прав и обязанностей.
97

Отсюда вытекает и вторая особенность правоотно'. шения: строгая определенность поведения его участников. При этом правоотношения делятся на два типа. В одних точно определены оба участника, как упрасво-моченный, так и обязанный субъект (относительные правоотношения типа «кредитор—должник», «суд—• участник процесса», «финансовый орган—.налогоплательщик» и т. д.). В правоотношениях второго типа точно определяется личность управоаюченного, которому противостоят все другие лица в качестве носителей обязанности не нарушать права управомоченного (так называемые абсолютные отношения типа «собственник или автор и все иные субъекты»). Правоотношение признается единственной формой существования ('реализации) субъективных пра'в[57].
Солидаризуясь с понятием .правоотношения как индивидуально-определенной связи конкретных его участников, некоторые авторы отрицают, однако, возможность .признания абсолютных правоотношений и реализации субъективных .прав только в правоотношениях. Утверждается, в частности, что осуществление права (и, 'следовательно, правовое регулирование) происходит в двух основных формах: при помощи правоотношений и вне их.
Вне правоотношений правовое регулирование связано с реализацией всеобщих и абсолютных прав, всеобщих юридических обязанностей, объем которых точно предусмотрен законом[58].
Наряду с концепцией конкретного правоотношения (с ее разновидностями) существует теория общего правоотношения.
Под правоотношениями общего типа понимаются отношения, возникающие непосредственно из закона, опосредствующие наиболее важные, стабильные права и обязанности. Общие отношения (типа. «государство — гражданин») являются постоянными (длящимися) и служат основой возникновения конкретных отношений (типа «кредитор—должник»)[59]. Таким образом, все объективные права реализуются через правоотношения, но различного типа — общего или конкретного.
Концепция правоотношений общего типа встречает решительные возражения. Попытки 'конструировать «некие общие правоотношения»[60]. признаются непригодными, а само понятие так называемых правоотношений
98

из закона—подлежащим «изгнанию из советской науки права»[61].
Следует заметить, что как сторонники концепции конкретных, так и общих правоотношений признают наличие правовых связей двух видов. Разногласие состоит лишь в том, что! первые признают правоотношениями только конкретную правовую связь и наряду с ней—'иную правовую связь—вне правоотношений[62], вторые считают оба вида связи правоотношениями, но различного типа[63]. Следовательно, несмотря на высказываемые иногда, казалось бы, резко противоположные суждения, дискуссия вряд ли имеет принципиально непримиримый характер.
Наиболее общими категориями теории положешт;1| личности в обществе являются правовой статус илра» новое положение личности.
Обе эти категории и их соотношение определяются по-разному. Под правовым статусом понимают иногда субъективные права гражданина (приобретенные им), образующие его правовое состояние[64]. Из этого определения следует, очевидно, что граждане имеют неодинаковый правовой статус, поскольку они приобретают различные субъективные права.
Большинство исследователей считают, что правовом статус един для всех граждан СССР, и поэтому исключают из его содержания категорию субъективных прав. Соответственно под правовым статусом понимается положение лица до вступления его в конкретные правоотношения[65]. При этом правовой статус отождествляется с правосубъектностью как совокупностью общих прав и обязанностей (правоспособность), а та.кже прап и обязанностей с определенным содержанием, непосредственно вытекающих из закона[66]. Близко к этому понимание статуса как единства правосубъектности с конституционными правами и обязанностями[67].
Правовой статус личности определяют еще как систему юридических прав, обязанностей и законных интересов (т. е. таких интересов, которые прямо не опосредствованы юридическими субъективными правами, существуют вне их, но охраняются законом)[68]. При более широком понимании статуса в его содержание включают институты гражданства, общей правоспособности, основных прав и обязанностей (в том числе—конституционных), принцип равноправия граждан[69].
99

Наконец, при самом широком понимании к статусу относят все правовые категории, определяющие и обеспечивающие юридическое положение личности в государстве, включая гражданство, общую правоспособность, основные (конституционные) права и обязанности, юридические гарантии прав и обязанностей, принципы правового положения граждан[70]. Таким образом, правовой статус признается наиболее общей, широкой и обобщающей правовой категорией, охватывающей всю сферу юридических связей и отношений между личностью и обществом, вою совокупность правовых средств, которыми государство определяет и закрепляет положение человека в данной системе общественного. Устройства[71].
В литературе можно встретить иные определения понятия правового статуса личности, отличающиеся включением в его структуру (или исключения из нее) тех или иных элементов и в зависимости от этого— крити'ку других определений статуса за их чрезмерную «широту» или «узость».
Из приведенных определений правового статуса следует, что он представляет собой единую и общую для всех граждан категорию. Вместе с тем высказано мнение о различных видах правового статуса, а именно о наличии: основного ('конституционного) и отраслевого (гражданско-правового, семейного, колхозно-правового статуса и Др.); социально-экономического, социально-духовного ('культурного), политического и статуса личной свободы; общего, специального (статуса рабочего, члена колхоза, пенсионера и т. д.) 'и индивидуального (статус гражданина А, Б, В...)[72]. Невозможно, конечно, отрицать, что правовые нормы регулируют различные сферы общественной жизни (экономическую, политическую, культурную и др.), наделяют различными правами и обязанностями отдельные категории .населения (рабочих, учащихся, пенсионеров и др.); каждый конкретный гражданин (А, Б, В...) занимает индивидуальное правовое положение в обществе. Однако если исходить из того, что каждый гражданин обладает целым «набором статусов», то, очевидно, будет утрачено значение самой категории статуса (сколько людей—столько и статусов) как обобщающего, одинаково присущего для всех граждан равного юридического положения (за рамками которого ос-
100

таются особенности положения конкретных индивидов).
Этимологически статус означает «положение»; следовательно, правовой статус есть правовое положение. Иногда эти понятия отождествляются и по существу. Указывается, в частности, что следует отличать статус (положение) различных граждан с учетом их неодинаковых социальных качеств: рабочий, колхозник, студент имеют различные правовые положения (статус), но все они как граждане характеризуются единым правовым статусом (положением). В этом смысле можно говорить о правовом статусе или положении индивидуальном и общем[73].
Наряду с этим предлагается различать понятия правового статуса и правового положения с учетом того, что первое из них является неизменным и общим для всех граждан, а второе—более широким, включающим как основные права и обязанности (статус), так и иные, которые приобретает конкретная личность, вступая в различные правоотношения[74].
Между двумя последними высказываниями нет, в сущности, особых противоречий, поскольку оба признают, что все граждане, будучи равноправными членами общества, имеют одинаковое (равное) юридическое качество и в то же время как индивиды—различные правовые характеристики.
Следовательно, реально существуют две правовые категории, отличающиеся по содержанию и поэтому требующие отдельного терминологического обозначения: первую из них следует считать правовым статусов, а вторую—правовым .положением гражданина.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021