ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



III. Правовое положение; статус личности



Из приведенного обзора литературы видно, что по основным категориям общей теории и гражданского права—субъект права, правосубъектность, субъективное право, правоотношения, статус и правовое положение гражданина—не существует единого мнения.
Тем не менее дискуссию по названным проблемам следует признать полезной. В ходе ее основные юридические категории, характеризующие человека как субъекта права, подучили всестороннее освещение. Наука не развивается всегда прямолинейно, и соответ-
101

ственно в ходе обсуждения высказываются иногда противоположные, исключающие друг друга мнения. Но несмотря на это, представляется возможность сделать некоторые обобщения и выводы. Такая возможность усматривается, в частности, в том, что многие из высказанных мнений иногда .лишь внешне терминологически кажутся различными, но фактически не содержат принципиальных противоречий. Подобного рода различия по поводу одного из анализируемых понятий
•соответственно порождают «цепочку» противоположных высказываний относительно других, взаимно связанных категорий.
Итак, можно ли и нужно л'н различать пра^вовой статус и правовое положение гражданина? Как уже отмечалось, на этот вопрос в литературе даны два полярных ответа. При этом авторы, отождествляющие' эти понятия, признают, что. можно различать общий и индивидуальный правовой статус гражданина. Но фактически это различие и имеют в виду сторонники, казалось бы, противоположной точки зрения. Таким образом, противоречие в основном сводится к тому: следует ли пользоваться терминами «общий и индивидуальный правовой статус» или — «правовой статус» и «правовое положение». По существу же вопрос имеет важное теоретическое и практическое значение. В правовом положении граждан можно усматривать, с одной стороны, некоторые постоянные, общие и с другой—
•переменные индивидуальные моменты, характеризующиеся различными факторами.
Юридическое положение личности определяется нравами и обязанностями, установленными законами. Среди них особое место занимают основные права и обязанности, указанные в разделе II «Государство и личность» Конституции СССР. Важная особенность конституционных прав и обязанностей состоит в том, что они имеют основной и всеобщий характер, поскольку принадлежат в равной степени всем гражданам.
Качественное отличие основных прав и обязанно'-стей определяет их особое значение при установлении правового положения личности в обществе, гражданина в государстве. Основные, всеобщие и равные свободы, права и обязанности составляют правовой статус гражданина. Следовательно, каждый гражданин имеет равный (с другими) статус, все граждане СССР имеют
102

единый правовой статус. Его социальным содержанием является политическая, экономическая, духовная и иная свобода гражданина и соответствующий долг (обязанность) перед обществом.
Единое (равное) статутное положение граждан не исключает их неравного юридического положения в том смысле, что каждое конкретное лицо имеет различные правовые связи с государственными, общественными учреждениями, организациями и другими гражданами. В соответствии с законами и подзаконными актами граждане вступают в разнообразные юридические отношения, приобретая соответствующие права и обязанности. Количество и характер таких юридических связей зависят от многих объективных и субъективных, социальных и биологических, общественных и индивидуальных факторов: рода занятий, возраста, места жительства, интереса и инициативы и др. Так, различный комплекс прав и обязанностей имеют рабочие, служащие, члены колхоза, военнослужащие, учащиеся, пенсионеры; соответственно можно говорить о правовом положении каждого 'из названных групп.
Вместе с тем и каждый отдельный гражданин, относящийся к той или иной группе, определяемой, например, по роду деятельности, также имеет комплекс прав и обязанностей, отличный от других, например, в зависимости от занимаемой должности (рабочий и бригадир, колхозник и председатель колхоза, пенсионер и персональный пенсионер и т. д.).
Более того, лица, имеющие одинаковый род занятий и должность, обладают различным комплексом прав и обязанностей с учетом их индивидуальных особенностей и объективных факторов. Очевидно, что объем гражданских прав и обязанностей различен У лиц, имеющих и не имеющих семью; проживающих в домах государственных, общественных организаций, ЖСК и домах на праве личной собственности; авторов произведений науки и искусства и т. д.
Одни из рассматриваемых правовых связей (прав и обязанностей) более устойчивы, например возникающие в соответствии с нормами трудового, семейного права, другие—изменяются (возникают и прекращайся постоянно), например в соответствии с гражданско-правовыми институтами купли-продажи, перевозки и Др., однако все они динамичны и потому различны
103

у отдельных граждан и у конкретного гражданина на каждый данный период.
Следовательно, правовое положение каждого гражданина, определяемое наличием конкретных разнообразных правовых связей (отрав и обязанностей), различно. Вывод о различном правовом положении не противоречит принципам равноправия граждан. Такой вывод 'возможен, во-первых, потому, что о'н отражает реально существующий, бесспорный факт; во-вторых, свидетельствует о свободе граждан в пределах, установленных законом, в выборе 'различных вариантов поведения в целях наиболее полного удовлетворения своих материальных и духовных потребностей в соответствии с индивидуальными интересами; в-третьих, это различие не абсолютно, так как разнообразные индивидуальные правовые овязи возникают на основе и в соответствии с общим для всех, равным правовым статусом.
Таким образом, можно было бы констатировать, что граждане СССР имеют единый правовой статус, определяемый основными ('конституционными и иными) законами, но различное правовое положение в зависимости от совокупности тех или иных факторов объективного и субъективного характера.
Общепризнанно, что нормы права, регулирующие поведение людей, устанавливают между ними определенные правовые овязи. Эти овязи могут быть подразделены по .крайней мере на два вида: общего и конкретного характера. Разногласия в литературе сводятся лишь к тому, следует ли считать правоотношениями оба вида этих связей или только один из них и, таким образом, признавать правоотношением юридическую связь с конкретным субъектным составом, а все остальные—иными правовыми связями, но не правоотношениями.
Представляется, что эта затянувшаяся, внешне непримиримая дискуссия носит в основном терминологический характер, поскольку у ее «сторон» значительно больше общего в существенном, чем разногласий второстепенного характера. Принимая это во внимание, можно было бы прийти к определенному общему выводу.
Учение о правоотношении имеет овое начало в ци-вилистической науке. Гражданское право регулирует
104

имущественные и личные отношения между конкретными субъектами. Соответственно гражданское правоотношение определяется как юридическая связь участников имущественных или личных отношений, выражающаяся в наличии взаимных конкретных прав и обязанностей.
Различают два вида гражданских правоотношений—относительные и абсолютные. В относительных гражданских отношениях точно определены оба субъекта—управомоченный (кредитор) и обязанный (должник). Такие отношения возникают, например, на основе договоров купли-продажи, мены, дарения, займа, перевозки, подряда и др.
В абсолютных отношениях конкретизирована одна сторона—управомоченный, которому противостоят все другие лица—носители обязанности не нарушать абсолютного права. Такие отношения возникают на основе права собственности, авторского права, права на имя, достоинство и др. В обоих случаях субъекты гражданских правоотношений в той или иной, но достаточной для гражданского оборота степени конкретизированы.
Однако не все нормы права рассчитаны на регулирование конкретных отношений гражданского оборота. Конституционные нормы определяют основы общественного строя, 'политическую и экономическую системы, взаимоотношения государства и личности, государственное устройство и др. Этими нормами определяется, в частности, и правовой статус граждан как правовая связь между ними и государством. В этой связи государство выступает не только как носитель властных полномочий, но и в качестве обязанного субъекта, гарантирующего правовое положение граждан. Следовательно, наряду с конкретными правовыми связями типа «кредитор — должники существуют более общие связи типа «гражданин—государство». Эти связи именуются в литературе общими, общерегулятивными, статутными, или правоотношениями первого порядка.
Сторонники иной точки зрения признают наличие таких связей общего типа, однако отрицают за ними качество правоотношений. Между тем связь субъектов общественных отношений означает, что каждый из "их занимает определенное положение по отношению Друг к другу. А если эта связь определяется нормами
105

права, то и соответствующее положение не может'быть ничем иным, как правовым, т. е. 'правоотношением. При единстве взглядов на 'наличие правовых связей общего порядка дискуссия о наименовании этих связей ('существовании их в качестве правоотношений или вне правоотношений) сводится к терминологии. Очевидно, что всякая правовая связь определяется законом, устанавливающим права и обязанности. Правовая связь, выражающаяся в корреспондирующих правах и обязанностях, и есть правовое отношение.
Возражение против признания правоотношений об- • щего типа основывается на отсутствии в них конкретных субъектов. Однако отрицание субъектов в лю''бых-правовых связях неизбежно ведет к отрицанию самих этих связей, поскольку они немыслимы без определенных субъектов. Всякая правовая связь характеризуется непременным наличием субъектов. Их количество и степень конкретизации могут служить критерием для классификации этих связей (классификации правовых отношений), но не критерием признания или отрицания их, поскольку любая, реально существующая правовая связь представляет не что иное, как правовое отношение.
Право регулирует общественные отношения путе.м воздействия на сознание и волю людей. Само издание' закона уже является таким воздействием, поскольку закон представляет или запрещает определенное поведение, устанавливает соответствующие границы действий, поступков, определяет субъектов; без такой четкости невозможны правопорядок и законность. Закон всегда обращен к кому-то, устанавливает чыи-то права и обязанности; не может быть издан закон, ни к кому не обращенный, не имеющий в виду определенных субъектов.
Следовательно, непосредственно из закона без каких-либо дополнительных актов или фактов возникает юридическая связь общего характера между указанными в законе субъектами в виде комплекса корреспондирующих прав и обязанностей[75]. Большинство исследователей считают субъектами этой связи, с одной стороны, государство, а с другой—граждан (или соответствующие органы). На основе этих общих связей и возникают конкретные правоотношения. Утверждение, согласно которому нормы права сами по себе не
106

Порождают правоотношений (прав и обязанностей), верно лишь применительно к отношениям конкретного типа.
Правоотношения общего типа характеризуются тем, что они:
возникают главным образом на основе актов конституционного значения;
носят общий, а не строго индивидуализированный характер; не имеют (по крайней мере на одной стороне) з&ранее определенных персональных субъектов;
являются постоянными, длящимися (до изменения самого закона);
опосредствуют наиболее важные ста'бильные отношения;
выражают общее правовое положение (статус) субъектов;
возникают, как и составляющие их права и обязанности, непосредственно из закона, а не из тех или иных юридических фактов (момент их возникновения совпадает с моментом издания акта);
являются исходными, первичными (основой, базой) для возникновения разнооюразных конкретных правоотношений[76].
Как видно, концепция общих правоотношений* не отрицает наличия традиционных отношений конкретного типа и в силу этого могла бы быть приемлемой основой учения о правоотношении. Речь идет лишь о классификации юридических связей, т. е. о видах правовых отношений.
Предложенная классификация правовых отношений не исключает ее дальнейшего развития. В качестве первого признака правоотношоний общего типа указывается, что они возникают «главным образом» на основе Конституции и других конституционных актов. Представляется, что и при издании законов иля подзаконных актов нормативного характера также могут возникать непосредственно (без каких-либо дополнительных юридических фактов), не строго индивидуальные (неперсональные), длящиеся, служащие базой для конкретных отношений связи, т. е. правоотношения, имеющие общий характер. Такие отношения могут возникнуть при издании текущего (отраслевого) закона, нормативного акта руководителей ведомства, организации, предприятия.
107

Одно из отличий нормативных актов от индивидуальных правовых актов состоит именно в том, что они являются источи нкам и права, устанавливающими общие ('глоС>алыные или местного значения) правила поведения для абстрактного числа субъектов, рассчитанные на (более ил;и менее) длительное применение (время). К таким актам можно, в частности, отнести Указ Президиума Верховного Совета СССР об утверждении .положения об ордене СССР, постановление Совета Министров СССР о повышенных размерах пенсий для определенных категорий трудящихся, решение Совета народных депутатов о порядке пользования жилыми помещениями, приказ руководителя учреждения, определяющий права и обязанности должностных лиц, и другие.
Отношения, возникающие непосредственно из нормативных актов, будут 'иметь названные выше признаки общих отношений; различие между ними состоит в там, что одни возникают из конституционных актов и опосредствуют наиболее важные права и обязанности, а другие—из текущего законодательства. Следо-вательмо, можно говорить об общих отношениях первого, второго, третьего ... порядка исходя из иерархии источников права.
Среди конкретных правоотношений можно различать относительные (должник—кредитор) и абсолютные (субъект личных прав, право собственности). Такое деление, известное науке гражданского права, применимо ,к 'конкретным правоотношениям, возникающим в большинстве отраслей права, нормы которых охраняют как личные, так и имущественные интересы граждан, организаций, государства.
Возможно также проводить различие правоотношений с точки зрения реализации субъективных прав. Как отмечалось ранее, в юридической науке сложилось в основном единое понятие субъективного права как меры возможного поведения в целях обладания определенными социальными благами; вместе с тем остались расхождения по поводу отнесения к числу субъективных основных прав и свобод граждан и возможности реализации субъективного права вне правовых отношений.
Анализ высказанных в литературе суждений позволяет сделать вывод о том, что.в основном противо-
108

речивые точки зрения являются следствием применения одного термина к различным категориям или неодинакового терминологического обозначения определенной правовой категории.
В самом деле, никто не отрицает, что комплекс прав (и обязанностей) различен, например, у гражданина, имеющего право на дом и являющегося собственником дома; имеющего право быть автором 'и являющегося автором произведения; имеющего право быть избранным и избранным депутатом народного Совета и т. д. Такое различие нельзя отрицать, но (к сожалению) оказалось возможным различно именовать. Одви авторы саму возможность правообладання считают элементом правосубъектности (но не субъективным правом), другие полагают, что все (без исключения) права граждан суть субъективные.
Однако и представители последней точки зрения признают неоднородность субъективных прав, а проводят между ними различие, говорят о стадиях развития субъективного права, характеризуя каждую стадию специфическими 'признаками..
Если опустить некоторые несущественные нюансы, то при сопоставлении двух концепций можно констатировать их общность в главном: каждый гражданин обладает комплексом общих прав (и обязанностей), определенных законом, и, реализуя их, приобретает конкретные права. Таким образом, с точки зрения каждой концепции существуют по крайней мере два вида прав, одинаково в основном характеризуемых по существу, но называемых:
или правоспособностью, или общим субъективным правом (первая стадия развития объективного права);
'существующим вне правоотношений или • в правоотношениях общего типа (первого порядка).
Что касается конкретных прав, то согласно обеим концепциям они признаются субъективными в качестве содержания конкретных правоотношений (отношений второго порядка).
Если такая констатация верна в главном, то остается лишь условитася о терминологии.
Несомненно, что: а) нее права и обязанности, принадлежащие гражданину, есть права субъекта; 'б) эти права субъекта неоднородны (как неоднородны и правоотношения, в которых они реализуются) и могут
109

быть подразделены на два вида: конкретного и общего характера; первые могут быть названы субъективными правами в сабстеешном, узком, «традиционном» смысле; вторые — общими правами (или первой стадией развития субъективного .нрава, понимаемого в широком смысле—как права субъекта). Такое различие прав субъекта логично соответствует двум видам правовых отношений, в 'которых эти права реализуются:
правоотношениям общего и конкретного, типа.
С учетом выявленной общности взглядов на правовое положение и статус гражданина, правоотношение, права субъекта и субъективные права можно определить понятия субъекта права и правосубъектности
Граждан.
Гражданином становятся с момента рождения или приобретения гражданства. Институт гражданства означает наличие правовой связи (наиболее общих отношений) государства и человека, на которого распространяется юрисдикция данного государства, его законы[77]. Гражданство —[пояитико-юрвдический институт;
устанавливаемый в норме Конституции СССР (ст. 33) и основных законов.
В силу гражданства, т. е. распространения на человека законов государства, он становится одновременно и гражданином данного государства, и субъектом права этого государства. Следовательно, каждый человек как гражданин—субъект права, в силу факта признания его гражданином, независимо от каких бы то ни было иных его качеств, признаков или особенностей, в том числе возрастных, психофизических или других. Таким образом, все граждане (в том число малолетние, душевнобольные) являются субъектами права, т.е. пр авосу бъектн ы.
Законы государства в равной мере распространяются на всех без исключения людей как граждан. Однако закон может устанавливать неодинаковые права и обязанности граждан с учетом ряда факторов. Та.к, согласно закону избирать в Советы народных депутатов, заключать брак могут граждане, достигшие 18 лет, поступать на работу с 16 лет, нести гражданско-правовую ответственность за вред с 15 лет и т. д.
С изданием любого закона, предписывающего то или иное правило, воэшжает правовая связь прежде всего между государством и субъектом, указанным в
1,10

законе. Такая связь устанавливается не только с теми гражданами, которые наделяются определенными правами (брачшо-семейными, гражданско-правовыми и др.), но и с теми, на кого эти права (и обязанности) не распространяются. Поскольку закон определяет правовое положение всех граждан, ставит их в то, или иное (хотя и не всегда одинаковое) положение атиосителыно содержащихся в норме правил, постольку все граждане находятся в соответствующих отношениях с государством. Содержание этих отношений может быть позитивным, например наделение избирательным правом, или негативным (отсутствие избирательного права). Однако правовая связь существует во всех случаях, поскольку она возникает не! только тогда,когда закон наделяет каким-то правом, но при установлении запретов: в обоих из этих случаев закон предписывает определенные варианты поведения. Наличие правовой связи как отношения между гражданином и государством, возникающее на основе закона, отмечается в большинстве работ советских юристов. Признается, в частности, что нормы права действуют до установления на их основе конкретных правоотношений; пр;и этом одна авторы отмечают воспитательное воздействие закона на поведение лвддей[78], другие признают потенциальную связь, устанавливаемую нормами права между субъектами[79], третий считают, что граждане обладают определенным комплексом прав и обязанностей, возникающих непосредственно из закона[80], и, наконец, иногда само' позитивное право рассматривается в качестве правоотношения всеобщей формы[81].
Наиболее правильной представляется точка зрения, согласно которой с изданием закона, т. е. именно в силу его действия до возникновения конкретных правоотношений, возникает связь между государством и определенными (или всеми) субъектами права и эта связь представляет собой правовые отношения общего типа. К этим общим правоотношениям относится ипра-восубъектность. Общие правоотношения являются предпосылкой для правоотношеадий конкретного типа[82].
Быть праюосубъектным—значит быть субъектом права. Все граждане—субъекты права, все обладают 'Фавосубъсктностью, поскольку можду ними и государ-стчкэд закон устанавливает правовую связь—прав'оит-"ошсния общего типа.
111

Субъект права характеризуется качествами право-Гспособности и дееспособности.
Ранее отмечалось, что: правоспособность обычно определяется как способность гражданина иметь права и обязанности, как абстрактная возможность или предпосылка правообладаиия.
Представляется, однако, что правоспособность сле-дуег^режде всего определять не как предпосылку, абстрактную возможность правообладания, а как само правообладание. Главным и определяющим в понятии «правоспособность» является «право'», но не «способность». Действителуно, от гражданина не требуется никаких особых качеств или «способностей», чтобы быть правоспособным, поскольку таковыми являются все граждане СССР.
Содержание правоспособности в общей форме определено ст. ст. 39 и 59 Конституции СССР, согласно которым граждане обладают всей полнотой социально-экономических, политических, личных прав и свобод, провозглашенных советским законом; граждане СССР обязаны соблюдать Конституцию и законы СССР.
Граждане именно «обладают» правами и «несут» обязанность исполнять законы; и потому правоспособность—сфера действительности, а не возможности.
Конкретные социально-экономические, политические, личные права, а также обязанности граждан определены в других статьях Конституции, текущем и отраслевом законодательстве. Ими устанавливается правовое отношение общего типа между государством и гражданином, именуемое правоспособностью.
Итак, правоспособность—не способность иметь права и обязанности, а наличная правовая связь, правоотношение общего характера. Правоспособность может рассматриваться как возможность лишь в отношении приобретения конкретных прав и обязанностей.
Наряду с общим правообладаняем (правоспособностью) возникают иные правовые связи в соответствии с условиями, определенными различными источниками права. Эти условия могут иметь объективный и субъективный характер, зависеть или не зависеть ит сознания и воли граждан. К числу их относятся, в частности, юридические факты (обстоятельства, порождающие возникновение, изменение, прекращение правоотношений), определенные признаки, характеризую-
112

щие субъекта (возраст, степень сознания, образование, род занятий и др.).
В соответствии с этими факторами, определенными законодательством, гражданин вступает в разнообразные правовые связи (отношения) с другими гражданами, учреждениями, организациями. Эти связи вторичного. порядка (гражданин —гражданин —организация) возникают на основе связей первого порядка (государство — гражданин) в соответствии с текущим за конодателцством.
Для участия в конкретных отношениях субъект должен иметь собственную позицию, правильно оценивать свои и чужие действия и их последствия. Такая оценка возможна при наличии достаточного' развития сознания и во'ли. Лица, не достигшие определенного уровня сознания и воли (дети) или утратившие его (душевнобольные), признаются недееспособными, т. е. не способными своими собственными действиями приобретать права, обязанности, нести ответственность за овои поступки. Но' такое (общепризнанное) определение дееспособности означает фактическое и юридическое исключение недееспособных из участия в конкретных правоотношениях.
Если существо понятия правоспособности заключается «в праве», то в ,понятии| дееспособности—«в способности» участия в правоотношениях. Лишенные такой способности, т. е. лица, не способные действовать разумно, исключаются из участия в конкретных праг воотношеннях. При этом закон лишь учитывает реальные психофизические качества человека и охраняет его интересы.
Охрана интересов недееспособного осуществляется путем установления соответствующих прав и обязанностей других лиц. Именно другие лица (а не сами недееспособные) вступают в конкретные правоотношения 1в интересах недееспособных, поскольку последние не имеют фактической, а потому и юридической возможности осуществлять самостоятельно охрану личных и имущественных 'интересов.
Так, если в интересах недееспособного заключается какая-либо гражданскочпратовая сделка, то субъектами; этих отношений (второго порядка) являются родители (опекун, в надлежащих случаях — орган опеки) и третьи лица (гражданин, организация), посколь-
8 Заказ 3328 1[13

ку нормативные акты регулируют соответствующее поведение (устанавливают права и обязанности) именно родителей, опекунов и других граждан а организаций как подлинных участников данных отношений. При причинении недееспособным вреда закон устанавливает права и обязанности (по возмещению вреда) потерпевших и лиц, обязанных иметь надзор за недееспособным; эти лица и являются субъектами правоотношений по возмещению вреда.
Конституция СССР провозглашает правовую защиту, 'материальную и моральную поддержку детства (ст. 35). Эта норма направлена на охрану интересов детей. В соответствии с ней и на ее основе семейные (и иные отрасли) законодательства устанавливают целый ряд правил, регулирующих общественные отношения по охране личных и имущественных интересов детей (воспитание, образование, материальное обеспечение и др.). Так, ст. 18 Основ законодательства о. браке и семье устанавливает права и обязанности! родителей по воспитанию, материальному содержанию и защите интересов несовершеннолетних детей. Закон определяет именно права и обязанности родителей, поскольку именно ани—участники, например, конкретных правовых отношений по алименггировашию. Государственное пособие на содержание детей выдается многодетным и одиноким матерям, которые, таким образом, прямо признаны законом в качестве субъектов этого права, хотя в основа его лежит 0|Храна интересов детей. Совершая на полученные суммы алиментов или пособий различного рода сделки, т. е. вступая в конкретные правоотношения, мать ребенка действует от своего имени (а не от имени недееспособного'), сама является субъектом этих отношений.
Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении (ст. ст. 38—42) и Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде (ст. ст. 69—73) в качестве субъектов права на получение различных льтот (отпуск по беременности и родам, 'перерывы для кормления ребенка, ограничение труда на ночных, сверхурочных работах и др.) также признают матерей (хотя закон имеет своей цещвю и охрану здоровья ребенка) ,и т. д.
В Декларации Генеральной Ассамблеи ООП 1971 года О правах умственно отсталых лиц говорится о за-
114

Щите и покровительстве этих лиц[83]. Защита и покровительство осуществляются над всеми недееспособными гражданами.
Таким образом, человек, обладающий качеством личности, правоспособен и дееспособен; он—субъект права, субъект правовых отношений первого и второго порядка. Лицо недееспособное—субъект права, субъект отношений первого порядка, субъект правовой охраны и покровительства.
Такой вывод отражают реально существующие общественные отношения, которые не нуждаются в подмене юридической фикцией типа «дополнения дееспособности одного лица за счет другого». Недееспособному нет необходимости «занимать» чужую дееспособность, поскольку закон предусматривает права и обязанности других лиц в целях покровительства недееспособных для удовлетворения потребностей и' охраны их интересов.
Следует с неизбежностью признать наличие правовых отношений различного уровня, составляющих определенную систему. В свою очередь, различные отношения предполагают и различия между их участниками, и, наоборот, различные субъекты права участвуют в различных правоотношениях.
Как уже отмечалось, советскому праву известны нормы, |в соответствии с которыми осуществляется ох-' рана интересов умерших, в том числе защита их чести, авторского имени. Среди немногочисленных мнений о характере таких отношений можно обратить внимание на две несовпадающие точки зрения.
Автор одной из них исходит из того, что если общество заинтересовано в охране личности как носителе индивидуальных черт и создает» правовую охрану имени, чести, духовной продукция'., интимной жизни челог века, то оно (общество, государство, закон) не может допустить, чтобы эти личные (индивидуальные) черты постирались в глазах сограждан и тогда, когда носителя этих черт уже нет в живых. Охрана личных прав должна осуществляться и после смерти их носителя, что соответствует принципу сочетания личных 'и общественных интересов. Право на иск в защиту таких интересов должен иметь любой гражданин[84]. Из сказанного можно, предполагать, что в рассматриваемых случаях осуществляется защита интересов именно умер-
1,15

ших жщ (вместе с тем и защита общественных интересов).
Согласно другому мнению, при' защите чести умерших, так же как и" пр'н защите наследниками неприкосновенности произведения и других личных прав автора, речь идет о защите интересов заявившего иск, ибо со смертью лица прекращаются его субъективные права и интересы как социальные потребности (поскольку у умерших никаких потребностей быть не может). Следовательно, при предъявлении иска в целях восстановления справедливости против искажения личных достоинств, достижений и чести умершего предметом судебной защиты выступают интересы самого заявителя (истца), требующего охраны своего права. Но в основе этого интереса и права лежит общественный интерес[85].
Не может вызвать особых возражений утверждение о том, что в рассматриваемых случаях принимается во втимание как общественный интерес (выраженный в любой правовой форме), так и интересы заявителей (истцов). Наследниками, как правило, являются близкие умершего, я их собственная репутация (интересы) в той или иной степени связана с реабилитацией умершего. Такая связь интересов наличествует и при жизни (а потому продолжается и посмертно); например, на защиту личных и имущественных интересов здравствующих родителей истают их дети[86]. В деле по иску матери несовершеннолетней об опровержении ложных порочащих дочь сведений защищаются интересы не только несовершеннолетней, но и самой матери, поскольку она осуществляла надзор за дочерью.
Однако констатацией интересов общества и третьих лиц не снимается вопрос об интересах лица после ухода из жиани. Если полностью отрицать эти интересы 'в названных случаях, тогда становятся недостаточно ясными цели некоторых других граждансио-яра-вовых институтов, таких, как наследование 'по завещанию, и те виды государственного страхования, которые предусматривают выплату страховой суммы не страхователю, а (после его смерти) другому лицу, <в пользу которого заключен договор страхования.
Завещание—это акт гражданина, выражающий его волю (в соответствии с интересом) .да случай смерти относительно имущества и личных благ. Потеициаль-
1116

иый наследодатель еще при жизни мог бы в соответствии со своими интересами, кого-то наградить своим имуществом и соответственно кого-то лишить права на это же имущество. Закон предоставляет такие возможности каждому гражданину путем заключения до,-говора дарения (мены, пожизненного содержания), и, следовательно, интересы гражданина были бы достигнуты (если не во все1х, то во. многих случаях) ещенри его жизни. Но тем не менее существует институт завещания.
В литературе; высказана точка зрения, согласно которой отношения наследования как особая разновидность имущественных отношений связаны прижизненными имущественными отношениями и не прекращаются после, кончины наследодателя[87].
В этой концепции следует обратить внимание на признание интересов умерших лиц, хотя вряд ли можно согласиться с тем, что лицо, ушедшее из жизни, является участником конкретных отношений; очевидно, что после смерти наследодатеяя возникают иные имущественные отношения, поскольку меняется их субъектный состав, но все-таки их содержание отражает интересы наследодателя.
Если рассматривать интерес исключительно кад субъективную категорию, то, очевидно, следует считать, что вместе с уходом лица из жизни исчезают и его интересы. С позиции объективно-субъективной теории интересы можно признавать, а следовательно, и охранять объективно существующие интересы, которые «переживают» человека. Человек стремится оставить что-то людям после себя и тем самым он одновременно заботится о своих интересах после окончания жзиз-ни. Наиболее видимыми послежизненяыми интересами являются интересы автора, изобретателя, наследодателя. Но кроме них, учитываются правом и охраняются иные интересы умерших, нашедшие выражение в защите чести, достоинства, посмертной реабилитации, награждении орденами, медалями, присуждении премий в области науки, литературы, искусства и др.
Следовательно, в рассматриваемых случаях охраняется совокупность взаимосвязанных интересов: самого носителя интересов (хотя бы и посмертно), третьих лиц и общества в целом. Таким образом, в этах случаях (так же как и пр,и охране интересов не-
117

дееспособного) субъектами конкретных отношений являются третьи лица (граждане, учреждения, организации), которых за.код! наделяет правами и обязанностями в целях защиты интересов других лиц, общества и в ряде случаев—совпадающих с ними собственных интересов.
В заключение необходимо отметить, что во многих учебниках и моногра4щях по гражданскому праву и другим отраслям субъект правоотношения рассматривается в качестве его составной части, элемента (наряду с объектом и содержанием правоотношения). Представляется, что субъект 'всей системы правоотношений (правоотношений всех уровней) человек—гражданин—не составная часть или элемент правовых отношений, а носитель прав и обязанностей, участник и создатель правоотношений.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021