ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



V. Неимущественный интерес в имущественных и связанных с ними личных отношениях



Проблема охраны духовных благ и интересов не исчерпывается надлежащим регулированием личных отношений как таковых. Она имеет значение и при установлении норм, регулирующих имущественные, а также связанные с имущественными отношения.
Действующим гражданским законодательством осуществляется в той или иной степени охрана личных интересов в ряде институтов, регулирующих имущественные отношения. В этом смысле следует обратить внимание прежде всего на общую норму обязательственного права, согласно которой суд может уменьшить размер неустойки (штрафа, пени), принимая во внимание «не только имущественный, но и всякий иной, заслуживающий уважения интерес кредитора» (ст. 190 ГК РСФСР), противопоставление имущественного интереса «иному» указывает на возможность учета неимущественного, т. е. личного, интереса.
Уважением к личным интересам граждан проникнуты многие нормы жилищного законодательства. Так, право пользования жилым помещением сохраняется за временно отсутствующими нанимателями (сверх установленного общего срока в 6 месяцев) в случаях выезда в связи с учебой или лечением (ст. 306 ГК РСФСР);
у нанимателя не изымались излишки жилой площади (в виде изолированной комнаты, размером более 9 кв. м), если в результате изъятия лицам разного пола (кроме супругов) пришлось бы проживать в одной комнате либо супругам—в разных комнатах (ст. 316 ГК РСФСР); наниматель может быть выселен через суд без предоставления другой жилой площади, если он систематическим нарушением правил социалистического
182

общежития делает невозможным для других проживание в одном доме или квартире (ст. 333 ГК); во всех этих (и некоторых других) случаях нормы, регулирующие имущественные отношения жилищного найма, непосредственно учитывают и охраняют такие личные блага и интересы граждан, как здоровье, личную неприкосновенность, честь и достоинство, тайну личной жизни и др.
В содержание договора купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания входит обязанность покупателя обеспечить нуждающемуся продавцу необходимый уход и помощь, которые могут носить различный, в том числе и неимущественный характер (ст. 253 ГК РСФСР); весь институт поручения (гл. 35 ГК) основан на личных доверительных отношениях поверенного и доверителя; в число наследников по закону включены близкие для наследодателя родственники (ст. 532 ГК), а из числа наследников по закону и завещанию исключаются лица, которые своими противозаконными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из других наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной им в завещании, способствовали призванию их к наследованию (ст. 531 ГК); в названных случаях закон направлен на охрану личных интересов продавцов, доверителей, наследников, наследодателей.
Вместе с тем возникает вопрос о дальнейшем усилении охраны личных интересов в типично имущественных отношениях.
При заключении сделок по поводу имущества достигается определенный юридический результат — возникновение (изменение, прекращение) прав и обязанностей, связанных с владением, пользованием и распоряжением имуществом. Однако этот результат является не самоцелью для участников сделки, а средством удовлетворения определенных потребностей, интересов. Осознанный интерес определяет цель и мотив поведения. Заключение сделки есть правомерное средство для удовлетворения интересов, которые имеют материальный или духовный характер. Правовой результат сделки — передача имущества в собственность или временное пользование служит удовлетворению этих интересов.
В современных условиях роста материальных и культурных потребностей граждан имущество, вещи (как
183

объекты правового отношения) удовлетворяют не только и не столько элементарные материальные интересы. Большинство сделок, которые в теории гражданского права именуются имущественными, заключается в целях удовлетворения неимущественных или одновременно имущественных и неимущественных интересов. Однако действующее гражданское законодательство и наука гражданского права ориентированы в основном на учет имущественных интересов, оставляя без надлежащей охраны интересы духовного порядка.
Так, если гражданин купил телевизор, то все возможные последующие отношения по владению, пользованию и распоряжению этой вещью регулируются гражданским законодательством исключительно как имущественные с учетом только стоимости данной вещи. Она может оказаться некачественной или быть поврежденной, незаконно изъятой и т. д., и в любых случаях гражданское право обеспечивает собственнику возмещение убытков, виндикацию вещи, но не защищает неимущественных интересов владельца. Тот факт, что телевизор был приобретен для удовлетворения духовных интересов, действующим гражданским правом игнорируется, его нормы не предусматривают, например, право гражданина на время ремонта взять другой телевизор в ателье проката за счет виновного контрагента и, таким образом, удовлетворить личные интересы покупателя.
Аналогичное положение создается также во многих других отношениях, например по договору проката. Так, если взятые в ателье на время отпуска кинокамера или радиоприемник окажутся непригодными для пользования по вине ателье проката, гражданин может только истребовать обратно плату за прокат; неимущественный интерес, лежащий в основе договора, остается незащищенным.
Транспортные уставы и кодексы предусматривают ответственность перевозчика за просрочку доставки груза и багажа, но в случаях опоздания пассажирского поезда, автобуса, теплохода, самолета по вине транспортной организации она не несет ответственности перед пассажиром; в таких, как и во многих других случаях нарушаются интересы личного характера.
В гражданских правоотношениях наличествуют имущественные и неимущественные элементы. Нормы гражданского права должны охранять не только имущество как таковое (экономический интерес), но и неимущественные блага, интересы, выступающие за внешней имущественной формой. Защита последних может осуществляться различными способами, в том числе путем обеспечения их денежными санкциями, с помощью которых достигаются не только стоимостная, но и карательно-предупредительная цели.
Конституционное право граждан на пользование достижениями культуры реализуется в отношениях с
184

различными специальными учреждениями: библиотеками, театрами, кинотеатрами, музеями, выставками, радио, телевидением и др.
Несмотря на важность и весьма широкую распространенность рассматриваемых отношений, они не получили специального закрепления в кодифицированном гражданском законодательстве. Граждане имеют определенные права и обязанности. В частности, по многим из названных видов договоров обязанность граждан состоит в уплате определенных сумм в пользу соответствующих учреждений, которые в свою очередь обязаны обеспечить своевременное и качественное предоставление соответствующих услуг.
Действующие правила, установленные различными подзаконными актами, гарантируют исполнение финансовых обязанностей гражданами, но в ряде случаев оставляют без эффективной защиты их права. Так, музей может оказаться закрытым (в рабочее для него время);
с выставки может быть снята интересная картина; театр отменяет (заменяет) спектакль; объявленные в программе концерта артисты отсутствуют; в радио- и телевизионных передачах допускаются перерывы и не обеспечивается их качество; почтовые учреждения не доставляют периодические издания и т. д.
При подобных нарушениях в некоторых случаях граждане имеют право на возврат уплаченных сумм (например, стоимости купленного входного билета); в других — такая возможность существует лишь символически (трудно представить, например, каким образом можно осуществить право на взыскание стоимости недоставленной подписчику газеты); в третьих — виновное учреждение (радио, телевидение) вообще не несет ответственности перед гражданами. Во всех случаях остаются неогражденными духовные интересы граждан.
Как было отмечено, отношения граждан со специализированными учреждениями по поводу пользования достижениями культуры имеют гражданско-правовой характер. Представляется, что такой .вывод не может встретить серьезных возражений с учетом того, что названные отношения возникают на основании юридического факта — договора равноправных сторон.
Спорным может оказаться вопрос о характеристике в качестве гражданско-правовых отношений, возникающих при реализации конституционного права граждан
185

на охрану здоровья в случаях обращения за медицинской помощью в государственные медицинские учреждения.
Следует обратить внимание на юридическое равенство субъектов этих отношений, принцип диспозитивно-стп, характер прав и обязанностей, гражданско-правовую ответственность медицинских учреждений.
Отношения по организации медицинского обслуживания регулируются различными отраслями права. В числе этих отношений есть и такие, которые в соответствии со своим характером требуют гражданско-правового метода регулирования. К ним относятся отношения по оказанию медицинской помощи гражданам поликли-никок, больницей, санаторием, на дому. Между больным и медицинским учреждением складываются отношения юридического равенства субъектов 'права. Стороны юридически независимы друг от друга, отношения возникают и прекращаются по инициативе граждан, исключая случаи принудительного лечения, предусмотренные законом. Все методы лечения, включая обычные операции и эксперименты, могут проводиться лишь с согласия больного. Между медицинским учреждением и пациентом нет отношений власти и подчинения вне зависимости от возмездности (платные специализированные поликлиники, санатории) или безвозмездности (больницы и поликлиники) отношений.
Находясь в медицинском учреждении, гражданин обязан, конечно, соблюдать правила, определяющие порядок их работы, установленные административно-правовыми актами. Однако это не меняет гражданско-правового характера рассматриваемых отношений, так же как не меняется, например, гражданско-правовая природа договора розничной купли-продажи, хотя покупатели, находясь в торговом предприятии, обязаны соблюдать правила работы магазинов, установленные административным законодательством.
Обязанность медицинского учреждения состоит в том, чтобы при наличии соответствующих показаний обеспечить лечение больного. У больного соответственно возникает право на получение медицинской помощи с момента установления медицинских показаний.
Праву больного на медицинскую помощь корреспондирует обязанность медицинского учреждения по оказанию квалифицированной помощи, соответствующей
186

передовому уровню науки по применению методов диагностики, лечения и обеспечению лекарствами. Это означает, что при отсутствии в данном медицинском учреждении необходимых специалистов пациент имеет право требовать вызова консультантов, консилиума или направления в другое медицинское учреждение. Представляется, что больной имеет также право на выбор врача. Этот вопрос возникает сравнительно редко — при проведении сложных хирургических операций — и должен быть в принципе решен в пользу больного с учетом характера болезни, ее течения, срока проведения операции, фактических возможностей выбранного хирурга и др. Предусмотренное ст. 35 Основ законодательства о здравоохранении согласие больного на операцию включает и согласие на конкретного хирурга.
У больного, в свою очередь, возникает обязанность выполнять все назначения и предписания лечебного учреждения (медицинского персонала).
Названные права и обязанности не получили пока достаточно четкого отражения в законе. Представляется, что уже сам факт детального определения их в гражданских кодексах союзных республик имел бы важное значение в совершенствовании деятельности в области здравоохранения.
С рассматриваемой позиции важно констатировать, что имущественная ответственность медицинских учреждений за повреждение здоровья и причинение смерти пациентам в настоящее время регулируется гражданским законодательством. Такая ответственность наступает на общих основаниях в соответствии со ст, 89 Основ. Медицинское учреждение обязано возместить потерпевшему (или его иждивенцам) утраченный заработок, расходы на лечение, дополнительное питание, протезирование, посторонний уход.
В законе желательно определить понятие «врачебной ошибки», имеющее значение не только при решении вопроса о персональной ответственности медицинских работников, но и о имущественной ответственности медицинских учреждений.
Не исключается постановка вопроса об имущественной ответственности граждан, злостно нарушающих режим лечения, предписания врачей (например, употребляющих алкоголь, наркотики в больнице), в форме взыскания средств, напрасно затраченных на лечение.
187

Сказанное позволяет считать природу рассматриваемых отношений гражданско-правовой. К такому же выводу можно прийти методом исключения: очевидно, что отношения лечебное учреждение — гражданин не являются административно-правовыми, поскольку в самом процессе лечения одна из сторон не обладает властью; тем более эти отношения не могут быть отнесены к предмету регулирования какой-либо другой отрасли. В то же время они не могут оставаться «ничейными», а •потому должны быть урегулированы гражданским законом.
Исходя из изложенного можно констатировать, что действующему гражданскому законодательству не чужды правила, направленные на охрану нематериальных интересов не только в личных, но и имущественных отношениях. Однако такие правила малочисленны и не обеспечивают в полной мере неимущественные интересы граждан. С учетом этого представляется оправданной постановка вопроса о совершенствовании гражданско-правовых норм в рассматриваемом аспекте.
К числу личных, связанных с имущественными относят обычно отношения, возникающие в связи с интеллектуальным творчеством,—авторские и изобретательские[31]. Такие отношения возникают в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы, искусства, открытий, изобретений и рационализаторских предложений и регулируются нормами разд. IV, V, VI Основ гражданского законодательства.
Объектом авторского права является произведение или изобретение (рационализаторское предложение) как совокупность идей и образов, т. е. нематериальное, духовное благо. Поэтому в своей основе отношения авторства — это личные отношения. Их связь с имущественными выражается главным образом в том, что произведение интеллектуального творчества должно быть объективировано, т. е. иметь конкретно выраженную материальную форму в виде рукописи, книги, картины, скульптуры, формулы изобретения и др., позволяющую воспринимать, воспроизводить, использовать созданное произведение (изобретение).
Автор имеет право на вознаграждение (гонорар). Однако такие имущественные отношения возникают не всегда. Например, произведение может быть написано, но не издано; изобретение признано, но не внедрено; за
188

издание научной работы, выполненной в порядке служебного задания, гонорар не выплачивается; автор может отказаться от гонорара; в подобных случаях имущественное правоотношение не возникает, но автор обладает комплексом личных (неимущественных) прав:
правом на авторство, авторское имя, опубликование и распространение произведения (внедрение изобретения), неприкосновенность произведения науки, литературы, искусства.
Таким образом, личные права авторов являются самостоятельными и независимыми от имущественных;
вернее, наоборот: имущественные права зависят от личных и связаны с ними. Анализ норм авторского и изобретательского права позволяет подтвердить вывод о том, что личные (неимущественные) права не только охраняются, но и регулируются гражданским правом.
Личное право авторства означает признание гражданина в качестве создателя произведения (изобретения) . Оно тесно связано с правом на авторское имя, позволяющее выпускать произведение в свет с обозначением имени (отчества, фамилии) автора, под всевдо-нимом или анонимно (присвоить изобретению свое имя).
Автору принадлежит право на опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения. Обычно это право осуществляется через специализированные организации (издательства, киностудии и др.), а внедрение изобртений — на предприятиях и в организациях. Однако опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения допускается всеми дозволенными законом способами (например, распространением его в виде рукописи, путем личного исполнения, а в отношении изобретения — приобретением патента).
Важнейшим личным правом автора является право на целостность, неприкосновенность произведения: оно не может быть изменено (искажено, сокращено, дополнено каким бы то ни было образом) без согласия его создателя (исключение составляют дополнительные изобретения).
Названные личные, а также имущественные права авторов достаточно подробно рассматривались в литературе[32]. Поэтому целесообразно остановиться лишь на некоторых вопросах дополнительной охраны личных
189

прав авторов. В частности, нуждается в совершенствовании регулирование отношений авторов работ, выполненных в порядке служебного задания, и авторов публикаций в периодических изданиях.
Согласно закону (ст. 505 ТК) для договоров об опубликовании произведений в периодических изданиях и энциклопедических словарях письменная форма необязательна. «Необязательность» не исключает все-таки письменного, хотя бы упрощенного, оформления отношений авторов статей с издательствами газет, журналов, других периодических изданий в целях более полной охраны как личных, так и имущественных прав. Отсутствие письменного договора создает неопределенность положения автора, его права и сроков на опубликование произведения и безответственность издательств. В целях преодоления такого положения заслуживают внимания предложения об оформлении этих отношений путем бланков-заказов с краткими условиями договора[33] и установление обязанности издательств в определенный срок в письменной форме подтвердить получение статьи с заключением о ее использовании.
Изобретение или произведение могут быть созданы их авторами в порядке служебного задания в связи с их работой или вне такой связи. В первом случае возникают отношения, имеющие некоторые особенности.
Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденное Советом Министров СССР 21 августа 1973 г.[34], определяет: если изобретение создано автором в связи с его работой на государственном, кооперативном, общественном предприятии (учреждении, организации) или по их заданию, а также если автору была оказана денежная или иная материальная помощь, то автор имеет право на получение только авторского свидетельства, но не патента (п. 24); на служебное изобретение выдается свидетельство предприятию (учреждению), удостоверяющее факт создания изобретения на данном предприятии (п. 62).
Служебные изобретения составляют абсолютное большинство из всего количества изобретений и, очевидно, нуждаются в более полном правовом регулировании.
Специфичны отношения авторов плановых работ с научными учреждениями, в штате которых состоит автор, я с издательствами. Основы гражданского законо-
190

дательства и гражданские кодексы болыцинства союзных республик не имеют специальных норм, регулирующих эти отношения, вследствие чего создается некоторый законодательный пробел.
Специальная норма есть в ст. 481 ГК Казахской ССР. Она устанавливает, что авторское право на произведение, созданное в порядке выполнения служебного задания в научной или иной организации, принадлежит автору произведения; автор в течение первых двух лет с момента создания произведения может решать вопрос об издании или ином использовании такого произведения только по согласию с учреждением (организацией), от которого он получил задание; учреждение (организация) вправе требовать, чтобы при выпуске произведения в свет, независимо от времени выпуска, было указано его наименование.
Следовательно, авторское право на плановые работы принадлежит исключительно автору, но не научно-исследовательскому или иному учреждению. Соответственно такое произведение не может быть издано или изменено помимо воли автора; автор не может быть принужден (например, большинством голосов членов ученого совета) к отражению в произведении идей, которые он не разделяет. За учреждением сохраняется лишь бессрочное право обозначения своего наименования на издании и право в течение двух лет решить вопрос об издании или ином использовании произведения;
началом этого срока считается момент создания произведения; очевидно, он может определяться (в спорных случаях) датой окончания работы, зафиксированной в письменной докладной, заявлении, протоколе, отчете или ином документе; время, в течение которого произведение находится на обсуждении сектора, кафедры, дирекции, ученого совета, на рецензировании и в издательстве, в которое рукопись была направлена учреждением, следует засчитывать в установленный законом двухгодичный срок. По истечении этого срока автор вправе истребовать свою рукопись от учреждения, издательства и решить вопрос об издании самостоятельно.
Эти законоположения Казахской ССР представляются рациональными, поскольку они учитывают интересы автора, учреждения, где он работает, и вносят достаточную определенность в отношения между ними. Поэтому соответствующую норму целесообразно преду-
191

смотреть в Основах гражданского законодательства и ГК союзных республик. При этом не исключаются, конечно, варианты, направленные на совершенствование изложенных правил.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021