ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



VI. Защита личных прав



Под защитой права понимается система юридических норм, направленных на предупреждение правонарушений и устранение Их последствий.
Основы гражданского законодательства содержат специальную норму (ст. 6), определяющую способы, меры, методы и органы защиты субъективных, прав.
Способами или мерами защиты являются: признание права; восстановление положения, существовавшего до правонарушения; пресечение действий, нарушающих право; присуждение к исполнению обязанности в натуре; прекращение или изменение правоотношения;
взыскание с правонарушителя причиненных убытков, неустойки, штрафа, пени; иные способы, предусмотренные законом.
Из содержания ст. 6 Основ следует, что предусмотренные ею меры защиты неоднородны: одни из них являются МЁрдми-л.гдет^твенд^сти (взыскание убытков и штрафы), остальные—иными мерами защиты. Ответст-•венность наступает после правонарушения и при наличии вины нарушителя, а иные меры защиты могут применяться до совершения правонарушения и вне зависимости от вины. Следовательно, меры ответственности являются всегда мерами защиты, а последние представляют более широкое понятие, включающее и иные санкции, и, таким образом, обеспечивают всестороннюю охрану субъективных прав.
Норма ст. 6 Основ рассчитана на защиту всех гражданских прав, т. е. имущественных и личных. В литературе высказано мнение, согласно которому в силу своей специфики личные права могут быть защищенными только путем признания, восстановления их и пресечения действий, нарушающих право[35]. Такое сужение мер защиты личных прав вряд ли оправдано. Личные права могут и должны защищаться также применением мер ответственности и иными способами, закрепленны-
192

ми в законе, или мерами, которые целесообразно было бы установить.
В содержание общего понятия защиты прав следует включить меры, служащие охране правосубъектности, и прежде всего принцип, согласно которому правосубъект-ность не может быть ограничена иначе 'как в случаях и порядке, установленных законом; всякие соглашения, направленные на ее ограничения, недействительны (ст. 8 Основ гражданского законодательства). Эти правила, изложенные в законе применительно к общей возможности быть субъектом права, действуют в каждом отдельном случае—в правоотношениях конкретного типа, возникающих по поводу всех личных и имущественных благ, и, таким образом, охраняют личные и имущественные права граждан. Так, если какое-то личное право было ограничено путем издания акта, противоречащего общему положению закона, или заключена сделка, по которой гражданин отказывался от своего личного права, то противоречащие закону акт и сделка признаются недействительными, а соответствующее личное право—действующим, наличным и, таким образом, охраняемым.
При предыдущем анализе основных конституционных личных прав граждан рассматривались способы их защиты. Среди них — предусмотренные ст. 6 Основ признание права (например, признание лица автором произведения), восстановление положения, существовавшего до правонарушения (например, восстановление чести), пресечение действий, нарушающих право (например, постановление о снятии фотоснимка с витрины). Сейчас целесообразно обратить внимание на проблему повышения эффективности защиты личных прав в соответствии с возрастанием их социальной значимости, определенной новой Конституцией СССР.
Как уже было отмечено, меры защиты прав могут быть подразделены на два вида: одни из них направлены на предотвращение правонарушений и соответственно применимы до их совершения (меры защиты в узком смысле), другие—меры ответственности за совершенное правонарушение. Такое различие между мерами защиты 'по признакам момента их применения и направленности возможно, несмотря на его условность, состоящую в том, что все меры защиты прав, в том числе и ответственность, выполняют превентивную функцию.
193

В 'качестве общего .положения, имеющего важное значение для предупреждения правонарушений вообще и нарушения личных прав в частности, следует прежде всего указать на необходимость более 'полного гражданско-правового регулирования личных отношений. Установление прав, обязанностей и ответственности для тех общественных отношений личного характера, которые реально существуют, но пока не урегулированы в законе, уже само по себе будет являться охраной личных прав.
В этом смысле уместно еще раз обратить внимание на целесообразность включения в Основы гражданского законодательства и гражданские кодексы специальных разделов (или системы норм) о правовом регулировании личных (неимущественных) отношений. Очевидно, что одной нормы в Основах (ст. 7—о защите чести и достоинства) и двух норм в П< РСФСР (ст..7—повторяющей ст. 7 Основ и ст. 514 о праве на изображение) недостаточно. В .кодифицированном гражданском законодательстве следовало бы иметь нормы о защите права на имя, тайну личной жизни, благоприятную окружающую среду и другие рассмотренные ранее личные права.
Для защиты права первостепенное значение имеют нормы, способные к предупреждению правонарушений. . Соответственно при совершенствовании законодательства «центр тяжести» желательно перенести с реакции к противоправному результату на более ранюго ступень — юридическую квалификацию действий и бездействий, создающих опасные ситуации, способные нарушить право. Иначе говоря, охрану права целесообразно осуществлять до его нарушения.
В этих целях следовало бы прежде всего внести изменение в ст. 6 Основ гражданского законодательства:
формулу о защите прав «путем пресечения действий, нарушающих право», заменить формулой—«путем пресечения действий или бездействий, могущих нарушить или нарушающих право». Такая формула предоставляла. бы безусловную возможность обращаться за защитой, еще не нарушенного, но поставленного в опасность права во всех случаях. Это общее'правило могло бы конкретизироваться в других нормах применительно к отдельным видам прав.
Во всех гражданских кодексах союзных республик содержится норма о так называемых негаторных исках:, собственник вправе требовать устранения всяких нару-
194

шений его права, хотя бы эти нарушения и не. были соединены с лишением его владения (ст. 156 ГК. РСФСР).
Характерно, что судебной 'практике фактически неизвестны негаторные иски, несмотря на,то, что они могли бы иметь серьезное значение в предупреждении нарушений и защите .прав граждан. В случаях необходимости защиты своих имущественных или личных прав в ситуациях, на которые рассчитана норма ст. 156 ГК РСФСР, граждане обращаются в самые различные органы — советские, партийные, хозяйственные, общественные, редакции газет, журналов, радио, телевидение и др., но не в суд. Объяснить это можно, очевидно, с одной стороны, юридической неосведомленностью граждан, а с другой — несовершенством самой нормы, сохранившей с древних времен свою редакцию.
Представляется целесообразным установить в гражданском законодательстве общую норму, распространяющую свое действие не только на отношения собственности, но и на регулирование других абсолютных и относительных отношений, которая предусматривала бы судебную защиту от создания опасности 'нарушений и самих нарушений личных и имущественных прав. При этом необходимо учитывать нормы других отраслей законодательства, определяющих плановый порядок возникновения и деятельности хозяйственных и иных органов и контроль за этой деятельностью. Особо важное значение это имело бы для охраны здоровья населения.
Например, в одном из районов г. Тбилиси расположен завод, систематически загрязняющий воздух. Жители этого района собрали несколько десятков подписей под заявлением, направленным в журнал «Здоровье», с помощью которого органы санитарно-эпидемио-логического надзора Грузинской ССР вынесли постановление о приостановлении эксплуатации завода[36]. Между тем даже согласно ст. ст. 151—152 ГК Грузинской ССР (ст. ст. 156—157 ГК РСФСР) заявление подобного содержания могло быть рассмотрено в народном суде данного района.
Закон предоставляет суду право выносить решение о запрещении действий, нарушающих права других, причем такой запрет может быть обращен к любому нарушителю, в там числе к предприятию, учреждению, организации. Желательно, чтобы именно так и была сформулирована соответствующая норма с уточнением условий и порядка предъявления исков.

государственные комиссии по приемке законченных объектов промышленного и гражданского строительства иногда подписывают акты 'приемки при наличии существенных недоделок, в том числе относящихся к дефектам экологического характера[37].
В целях предотвращения подобной порочной практики целесообразно установить в законе правила о подчинении контролирующих органов только закону, исключив, таким образом, их зависимость от местных и ведомственных органов, и правила о персональной гражданско-правовой ответственности должностных лиц за ненадлежащее исполнение ими функций контроля.
Вопрос о персональной гражданско-правовой ответственности должностных лиц может быть поставлен и в других случаях нарушения личных прав. Например, если будут нарушены личные права автора на имя, опубликование, неприкосновенность произведения путем его издания, перевода, изменения содержания без согласия автора, искажения его имени и т. д., то фактически эти права остаются незащищенными. Рекомендации, даваемые для таких случаев в виде изъятия выпущенного тиража, практически неосуществимы: в лучшем случае часть тиража может быть изъята из торговых организаций и общественных библиотек, но не у отдельных покупателей; если же произведения были показаны на сцене, по телевидению, то нарушенные права автора вообще не поддаются восстановлению (возможно лишь требование о неповторении нарушения).
Например, в 1975 году по Центральному телевидению был показан фильм «А зори здесь тихие...» с изъятием целого эпизода («баня»). В следующем году ЦТ показало тот же фильм без купюр. Но первую демонстрацию фильма уже смотрели миллионы телезрителей в искаженном виде, и последующая демонстрация не восстанавливает права автора, а лишь вторично не нарушает их.
Поскольку некоторые нарушения личных прав фактически трудно поддаются восстановлению и защите после их нарушения, выход, очевидно, состоит в направлении предотвращения таких нарушений путем совершенствования пропаганды правовых знаний и усиления ответственности виновных должностных лиц.
В .качестве гражданско-правовых мер, применяемых судом как к отдельным гражданам, так и должностным лицам, нарушающим личные права граждан или созда

ющим опасность таких нарушений, могли бы быть: общественное предупреждение, порицание, выговор, денежный штраф (в доход бюджета), обязанность возместить причиненные убытки, обязанность принести публичное извинение потерпевшему, лишение права занимать соответствующие должности (на определенный срок).
Основное возражение .против такого предложения может сводиться к тому, что некоторые из предложенных мер защиты не свойственны гражданскому праву. С традиционных цивилистических позиций это действительно так, но, 'очевидно, что то или иное решение вопроса должно определяться не архаическими традициями, а .стремлением к достижению эффективного результата в защите .прав граждан.
Кроме того, высказанное 'предложение может быть обосновано целым рядом заслуживающих внимания других аргументов.
Предлагаемые меры защиты гражданских прав соответствуют мерам общественного воздействия, применяемым в соответствии с Положением о товарищеских судах, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 11 марта 1977 г.[38]. Деятельность товарищеских судов по рассмотрению конкретных дел представляет собой составную часть гражданского процессуального права (в его широком понимании), и, таким образом, названные меры защиты уже признаны гражданско-правовыми. К тому же большинство из них уже известно действующему материальному гражданскому праву, в том числе штраф (неустойки, пени и сходная с ними конфискация имущества), возмещение убытков и'публичное извинение, отраженное в ст. 7 Основ, предусматривающей обязанность лица, распространявшего ложные и 'порочащие сведения, публично их опровергнуть. Эта же норма предусматривает и взыскание штрафа в доход государства, если не выполняется решение суда, обязывающее опровергнуть ложные сведения. В соответствии со ст. 406 ГПК РСФСР штраф может быть определен в размере до 50 руб., а согласно п. 16 Положения о товарищеских судах—до 10 руб.
Лишение права занимать определенные должности не является исключительно санкцией уголовного права. Основы законодательства о труде предусматривают расторжение трудового договора в случае несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой ра-
197

боте (ст. 17); трудовой договор подлежит также расторжению по требованию профсоюзного органа с работником, нарушающим законодательство о труде, проявляющим бюрократизм и волокиту (ст. 20). Предлагаемое право суда о лишении работника возможности занимать определенную должность в связи с ненадлежащим исполнением своих обязанностей, нарушающим личные права граждан, явилось бы еще одним основанием для расторжения трудового договора.
Объявление судом общественного предупреждения, порицания, выговора, возложения обязанности принести публичное извинение, уплаты штрафа и возмещения убытков могло бы применяться как в отношении отдельных граждан, так и должностных лиц, наряду с другими мерами защиты гражданских прав, предусмотренными действующим гражданским законодательством, а также в тех случаях и за те нарушения личных прав, за которые санкции пока не предусмотрены.
При повторных нарушениях, после применения названных мер ответственности, а также при наличии умысла и в других квалифицированных составах правонарушений работники государственных и общественных организаций, нарушающие личные права граждан на имя, авторство, честь и достоинство, тайну личной жизни, и в особенности здоровье, должны освобождаться от занимаемой должности на основании решения суда.
Ответчиками по некоторым категориям дел (например, о загрязнении окружающей среды и повреждении здоровья, нарушении чести и достоинства и др.) могут быть не отдельные граждане или работники различных организаций, а юридические лица. Рассматривая такие дела и возлагая определенные обязанности на юридических лиц в целях защиты личных прав граждан, суд мог бы одновременно в том же процессе привлечь в качестве ответчика и непосредственно виновного в нарушении личных прав работника данной организации-ответчика, наложив на это лицо одну из мер ответственности. Это способствовало бы повышению эффективности защиты личных прав. Аналогичное решение дано, например, в нормах ст. 93 Основ законодательства о труде и ст. 39 ГПК. РСФСР, согласно 'которым по делам о восстановлении на работе и в прежней должности суд может привлечь в качестве третьего лица на стороне ответчика работника, по распоряжению которого было произ-
198

ведено увольнение или перевод с явным нарушением закона; удовлетворяя иск о восстановлении на работе или в должности, суд одновременно возлагает на виновное должностное лицо обязанность по возмещению ущерба предприятию (по нормам трудового законодательства), причиненного выплатой уволенному вознаграждения за вынужденный прогул или разницы в заработной плате. Следовательно, возможно привлечение к ответственности конкретных виновных работников и по гражданским искам к юридическим лицам.
Предлагаемые меры защиты не означают ужесточения наказания, наоборот, применение их в порядке гражданского судопроизводства может в ряде случаев заменить уголовную ответственность. Кроме того, привлечению к уголовной ответственности иногда препятствуют соображения гуманного характера, поскольку ее меры более суровы и она влечет судимость. Применение в подобных ситуациях мер гражданско-правовой ответственности не оставляло бы безнаказанным правонарушения и незащищенным интерес личного характера.
Вопрос о возмещении вреда возникает при повреждении здоровья граждан. Если здоровье повреждено в результате неправильных служебных действий работни-ников предприятий, учреждений, организаций, то эти юридические лица обязаны возместить вред в соответствии с нормами гл. 12 Основ гражданского законодательства.
До 1960 года вопрос об имущественной ответственности лечебных учреждений за повреждение здоровья при неправильном лечении являлся спорным, поскольку специфическую лечебную деятельность трудно квалифицировать как хозяйственную или представляющую повышенную опасность для окружающих (ст. ст. 403, 404 ГК РСФСР 1922 г.), а учреждения отвечали за вред, причиненный неправильными служебными действиями должностных лиц (ст. 407 ГК 1922 г.), лишь в случаях, особо указанных законом (такого специального закона об ответственности лечебных учреждений не было издано).
Основы гражданского законодательства (ст. 88 ч. 1, ст. 89) и гражданские кодексы (ст. ст. 444, 445, ч. 1 ст. 446 ГК РСФСР) установили обязанность всех предприятий, учреждений, организаций по возмещению вреда, причиненного гражданам, на общих основаниях, т. е. при наличии состава гражданского правонарушения
198

(исключение составляют только судебно-следственные органы, ответственность которых в соответствии с ч. 2. ст. 89 Основ должна определяться специально).
Таким образом, .при повреждении здоровья в результате противоправных виновных действий (или бездействия) работников медицинских учреждений (в диагнозе, лечении, применении лекарственных средств, осуществлении незаконного эксперимента и т. д.) последние несут гражданско-правовую ответственность по возмещению причиненного вреда в полном объеме и на общих основаниях закона.
Действующее гражданское законодательство предоставляет возможность гражданам, утратившим здоровье вследствие загрязнения окружающей среды, предъявлять иски о возмещении вреда к предприятиям, учреждениям, организациям. В соответствии со ст. 88 Основ гражданского законодательства для удовлетворения таких требований суду необходимо установить наличие состава гражданского правонарушения: противоправности, вины, вреда и причинной связи.
Наиболее сложный вопрос—о наличии (или отсутствии) причинной связи между противоправным загрязнением окружающей среды и возникшим вредом — не является непреодолимым. Он успешно решается обычно с учетом заключения экспертизы. Это подтверждает практика органов государственного арбитража по рассмотрению исков между организациями о возмещении вреда в связи с гибелью лесных массивов, рыбных запасов, порчей почвы и др. вследствие вредных выбросов отходов производства в атмосферу, воду, почву. Известна также судебная практика по гражданским искам о возмещении вреда к предприятиям, загрязняющим окружающую среду и одновременно нарушающим субъективное имущественное право.
Так, садоводческое товарищество при Волжском райсобесе г. Саратова предъявило иск к Правобережному нефтегазодобывающему управлению, нефтяные отходы которого на протяжении нескольких лет проникали на территорию садовых участков истца, в результате чего погибла часть садовых насаждений, почва утратила агротехнические качества, повреждены колодцы и дренажные канавы. Руководствуясь материалами дела и, в частности, заключением экспертизы, определившей, что причиной гибели садовых насаждений и сооружений является сброс ответчиком нефтяных отходов, Саратовский областной суд удовлетворил иск в соответствии с действующим гражданским законодательством[39].
200

Таким образом, арбитраж и суд рассматривают и удовлетворяют иски о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате загрязнения окружающей среды, в соответствии с действующим законодательством. Однако судебная практика по возмещению вреда, причиненного здоровью граждан вследствие загрязнения окружающей среды, пока не сложилась (но она известна в зарубежных странах[40]).
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 июня 1977 г. «О практике применения судами законодательства об охране природы»[41] ориентирует судебные органы на правильное применение уголовного и гражданского законодательства в случаях незаконной охоты, рыболовства, повреждения леса, порчи сельскохозяйственной земли и др. случаях; в п. 1 постановления указывается, что строгое соблюдение законодательства о природе способствует выполнению народнохозяйственных планов и охране здоровья людей; однако в нем не упоминается, к сожалению, о траве граждан на возмещение вреда здоровью вследствие нарушения законодательства об охране природы.
В порядке совершенствования действующего законодательства возникает также вопрос об уточнении понятия источника повышенной опасности. Согласно общей норме ст. 88 Основ гражданского законодательства организации и граждане обязаны возместить причиненный вред при наличии их вины. Специальная норма ст. 90 Основ обязывает к возмещению вреда организации и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, и при отсутствии их вины (кроме случаев непреодолимой силы и умысла потерпевшего) .
При рассмотрении споров о возмещении вреда, возникшего, например, при гибели лесных массивов вследствие хозяйственной деятельности расположенного в этом районе предприятия, последнее возражает против удовлетворения иска об убытках, ссылаясь на объективные обстоятельства — отсутствие эффективных очистных сооружений, оборудования, финансирования не по вине данного предприятия. Иногда органы арбитража принимают различные решения: отказывают в иске о возмещении убытков в соответствии со ст. 88 Основ или удовлетворяют такой иск до ст. 90 Основ[42].
Представляется, что выброс вредных веществ в воз-
201'

дух, почву, воду с превышением допустимых пор'м, несомненно, создает .повышенную опасность для окружающей среды и населения, и поэтому в подобных случаях предприятия должны возмещать убытки, причиненные другим организациям и гражданам, независимо от вины. Следует лишь заметить, что обязанность по возмещению вреда, причиненного при отсутствии вины, является не мерой ответственности, а особой формой распределения убытков, близкой к институту страхования. Такая точка зрения уже проводится в некоторых решениях арбитражных органов и ее целесообразно было бы закрепить в законе, соответственно уточнив понятие источника повышенной опасности в ст. 90 Основ.
Аналогичный вопрос может возникнуть и в отношении возмещения вреда гражданам, здоровье которых окажется поврежденным в результате вредного воздействия отходов производства. Представляется, что та.кие иски граждан также следовало бы решать на основании нормы ст. 90 Основ, предусматривающей обязанность владельцев источника повышенной опасности по возмещению вреда вне зависимости от вины.
Таким образом, возмещение вреда при повреждении здоровья от загрязнения окружающей среды обосновано гражданским законом и конституционным правом граждан на судебную защиту здоровья и жизни.
Органами защиты прав граждан являются в установленных законом случаях суд, товарищеский суд, профсо-юзые и иные общественные организации, административные органы (ст. 6 Основ).
Личные права граждан могут быть защищены всеми из названных органов. Важно при этом отметить, что за их защитой граждане могут обращаться в суд (за исключением некоторых прав изобретателей, защита которых осуществляется в административном порядке); дела об оскорблении и клевете могут рассматриваться товарищескими судами; представляется, что в их компетенцию могло бы быть включено и рассмотрение некоторых других дел (защита чести, тайна личной жизни).
Гласный судебный процесс уже сам по себе имеет важное значение как для защиты прав, так и для предупреждения нарушения их. С учетом этого целесообразно в некоторых случаях предусмотреть возможность ограничиться публичным рассмотрением дела, не применяя мер общественного воздействия,



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021