ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Статья 5. Самостоятельность судов и независимость судей




1. Принцип самостоятельности судов и независимости судей занимает центральное место в системе конституционных положений, определяющих государственно-правовой статус носителей судебной власти. Он имеет основополагающее значение для определения места судебных органов в системе организации государственной власти в Российской Федерации, конституционного построения взаимосвязей судов с иными ветвями государственной власти. Объединяя два основополагающих начала судебной власти в единое целое, комментируемый Закон формулирует новый судоустройственный принцип, который интегрирует сущностные конституционные качества носителей судебной власти и их компетенции в единый комплекс, утверждающий и раскрывающий содержание конституционной концепции судебной власти.
Отдельные принципы, закрепленные в данной статье, положены в основу и других правовых актов и норм. Так, на самостоятельный характер осуществляемого судами судопроизводства указывает ряд федеральных конституционных законов (в частности, законы "О Конституционном Суде Российской Федерации", "О военных судах Российской Федерации"). Однако наиболее полно названный принцип раскрывается именно в Законе о судебной системе. В комментируемой статье Закона указываются характерные черты самостоятельного и независимого осуществления судами судебной власти, определяются общие пределы и содержание их компетенции.
2. Закон о судебной системе, объединяя в единое установление такие фундаментальные основы судебной власти, как самостоятельность судов и независимость судей, ставит его на первое место в перечне организационных основ судебной системы РФ. Развивая конституционный принцип независимости судей (ст. 120 Конституции РФ),
Закон вводит новое понятие "самостоятельность судов". Следует подчеркнуть, что принцип самостоятельности судов не идентичен положению о самостоятельности судебной власти.
Применительно к правовому положению всей системы судебной власти этот принцип имеет более широкое значение - опирается на концепцию разделения властей, определяет место органов правосудия в механизме российского правового государства, характеризует комплекс взаимосвязей государственно-правового института судебной власти с иными отраслями государственной власти.
Самостоятельность органов судебной власти (ст. 10 Конституции РФ) определяет их неподведомственность иным ветвям власти. Особое положение судов в системе органов государственной власти подтверждается законодательным закреплением порядка их создания и упразднения, призванного обеспечить устойчивость и стабильность всей судебной системы.
Так, Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, создание которых прямо предусмотрено Конституцией РФ, могут быть упразднены только путем внесения поправок в саму Конституцию. Другие федеральные суды создаются и упраздняются только федеральным законом. Правосудие вправе осуществлять только суды общей юрисдикции и арбитражные суды, названные в комментируемом Законе.
Порядок придания судьям статуса носителей судебной власти определен Конституцией РФ. Эта конституционная процедура носит исключительный характер.
В отличие от назначения должностных лиц иных ветвей государственной власти судьи высших судебных органов РФ наделяются полномочиями Советом Федерации по представлению Президента РФ, а судьи иных федеральных судов назначаются гарантом Конституции - Президентом РФ и получают подписанные им удостоверения. Именно этим актом, следующим за принятием присяги, завершается процесс наделения судей их полномочиями. Процедура назначения федеральных судей может быть усложнена в связи с вовлечением в нее органов судейского сообщества, длительностью прохождения через иные структуры государственного аппарата. Все это существенно замедляет формирование судейского корпуса, своевременное заполнение вакансий.
Утверждая самостоятельность судов как принцип судоустройства, комментируемый Закон выделяет следующие его характерные черты: 1) суверенность судов в осуществлении функций и полномочий судебной власти; 2) их обязанность и право оценивать в процессе правоприменительной деятельности соответствие применяемого акта или нормы закона положениям Конституции РФ и иным основным источникам, формирующим правовую систему России (они указаны в ст. 15 Конституции РФ); 3) гарантии соблюдения рассматриваемого принципа в законотворческой и правоприменительной деятельности; 4) запрет присвоения властных полномочий суда.
Самостоятельность суда означает отсутствие подчиненности каким-либо другим государственным органам, неподотчетность вышестоящим судебным инстанциям и каким-либо органам исполнительной власти. Экономической основой самостоятельного положения судов в системе государственной власти является установление в Конституции РФ финансирования их деятельности прямо и исключительно из федерального бюджета (ст. 124).
Организационные гарантии самостоятельности судов возлагаются на органы Судебного департамента, непосредственно подчиненного Верховному Суду РФ и призванного осуществлять организационно-техническое обеспечение судебной деятельности.
3. В соответствии с Законом суд не только подчиняется Конституции РФ, но и наделяется правом непосредственного применения ее норм. Закрепление в Основном законе положения о высшей юридической силе и прямом действии Конституции означает, что конституционные нормы имеют верховенство над всеми законами и подзаконными актами, в силу чего суды при разбирательстве конкретных судебных дел должны руководствоваться Основным законом.
Данное положение приобретает особое значение потому, что Конституция РФ в ст. 18 признает права и свободы человека и гражданина непосредственно действующими. Этими социальными ценностями определяются смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, а также задачи судебной власти. Исходя из этого Конституция РФ обязывает суды путем своевременного и правильного рассмотрения дел обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 18, 46 Конституции РФ).
Конституция РФ имеет высшую (наибольшую) юридическую силу в системе правовых актов Российской Федерации, прямое действие и применение на всей территории России. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел, как разъясняет Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"*(62), следует оценивать содержание закона или иного правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия.
Самостоятельность судов, качественное своеобразие их юрисдикционной деятельности прямо утверждается Законом о судебной системе, который предоставляет суду полномочие устанавливать при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции РФ, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору Российской Федерации, конституции (уставу) субъекта Федерации и принимать решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу.
Таким образом, комментируемый Закон не только расширяет и конкретизирует конституционные положения о самостоятельности судов и независимости судей, обязывая их оценивать федеральные законы и иные нормативные акты на предмет их соответствия Конституции РФ, нормам международного права и международным договорам Российской Федерации, но и предоставляет судам право разрешать определенные коллизии между нормативными актами.
Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 31 октября 1995 г. указывает несколько возможных вариантов непосредственного применения судами положений Конституции РФ, в частности:
а) когда закрепленные нормой Конституции РФ положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;
б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции РФ, противоречит ей;
в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;
г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, противоречит Конституции РФ, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.
Суду должны быть предоставлены материальные возможности для решения всех вопросов, возникающих при рассмотрении дел и материалов, поступающих в суд, в условиях полной безопасности судей и возможности беспрепятственного осуществления правосудия с полным соблюдением процессуального закона.
Рассматривая дело, суд не связан позицией участников процесса, опирается лишь на внутреннее убеждение, сложившееся в результате оценки всех обстоятельств по делу, руководствуется собственным правосознанием и совестью (ст. 17 УПК РФ).
Вынесение ответственных решений без постороннего вмешательства, "независимо от чьей бы то ни было воли", когда судьи руководствуются исключительно своим внутренним убеждением, является существенным условием процессуальной самостоятельности судей, лежащей в основе суверенности воли судов. Судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся на его рассмотрении дел и тем более не должен быть привлекаем к ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое в условиях полного соблюдения закона решение (ст. 10, 16 Закона "О статусе судей в Российской Федерации").
4. Комментируемая статья распространяет действие принципа независимости судей на присяжных, народных и арбитражных заседателей, участвующих в осуществлении правосудия. Необходимость в подобном уточнении возникла потому, что, согласно Закону РФ "О статусе судей в Российской Федерации", судьями могут считаться лишь лица, исполняющие обязанности судьи на профессиональной основе. Практика показала, что представители населения, привлекаемые к отправлению правосудия, также нуждаются в правовой защите.
5. Законодательство РФ устанавливает целый комплекс правовых гарантий обеспечения независимости судей. К ним в первую очередь относятся конституционные гарантии. Так, в требовании подчинения только Конституции РФ усматривается глубокий смысл, так как Конституция имеет высшую юридическую силу, является актом прямого действия, и все иные правовые акты не должны противоречить ее положениям, что само по себе обусловливает законность в правоприменении ввиду единства законодательства.
Комментируемый закон содержит известное расширение содержания конституционной формулы о подчинении судей закону. Конституция РФ предоставляет субъектам Федерации право иметь собственное законодательство. Суды применяют эти акты и могут руководствоваться ими при условии их непротиворечия Конституции РФ и федеральным законам. Таким образом, Закон о судебной системе закрепляет несколько аспектов взаимосвязи деятельности судов и Конституции РФ: 1) суды подчиняются Конституции РФ; 2) суды вправе устанавливать несоответствие Конституции РФ иных законодательных и нормативных актов; 3) суды вправе применять нормы Конституции РФ непосредственно. Таким образом, в структуру реализации судами положений Конституции РФ входит подчинение ее установлениям, их соблюдение при осуществлении правосудия и выполнение в правоприменительной деятельности, прежде всего в судебной защите прав и свобод граждан.
Одним из наиболее характерных проявлений принципа самостоятельности судов в их взаимоотношениях с иными отраслями государственной власти является предоставление судам права непосредственного контроля за законностью правотворческой деятельности представительных органов власти, за соответствием закону действий и решений органов и должностных лиц исполнительной власти. Суд - единственный орган государственной власти, который наделяется Конституцией РФ и комментируемым Законом правом устанавливать при рассмотрении заявлений граждан и государственных органов соответствие нормативных актов различных органов власти Конституции РФ, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, а также конституциям республик, уставам и законам субъектов РФ.
Подзаконные нормативные акты принимаются на основе и во исполнение законов и не должны им противоречить. Рассматривая уголовные и гражданские дела, дела по экономическим спорам, суды общей юрисдикции и арбитражные суды обязаны убедиться в соответствии применяемых ими норм законам и иным актам, обладающим большей юридической силой. Верховенство нормативного акта в иерархии правовой системы определяется при этом по месту, занимаемому им в системе государственной власти принявшего его государственного органа. Эта проверка является формой осуществления судебного контроля за содержанием подзаконного нормативного акта, средством обеспечения конституционной законности.
В реализации этих полномочий различными отраслями и звеньями судебной власти имеются свои особенности. Так, Конституционный Суд РФ в соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" при осуществлении конституционного судопроизводства подчиняется только Основному закону.
Для судов общей юрисдикции и арбитражных судов при осуществлении правосудия обязательны, помимо Конституции РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, международные акты, конституции республик, уставы и законы субъектов Федерации.
Установление факта несоответствия того или иного нормативного акта или конкретной правовой нормы Конституции РФ Конституционным Судом РФ влечет за собой прекращение юридической силы действия этого акта или нормы. Установление подобного несоответствия иным судебным органом позволяет ему отказаться от применения определенного акта или правовой нормы при разрешении конкретного судебного дела и применить иной нормативный акт, превосходящий их по юридической силе.
Реализация этого полномочия Конституционным Судом РФ является в сущности ревизией решений законодательной власти, равнозначной аннулированию отдельных правовых норм, и производится в специально установленном порядке конституционного судопроизводства. Решение Конституционным Судом РФ подобных вопросов представляет собой основной предмет конституционного судопроизводства по конкретному делу, возбуждаемому самим Конституционным Судом РФ. Этот орган рассматривает вопросы о несоответствии федеральных законов и законов субъектов Федерации только Конституции РФ. Предоставляя Конституционному Суду РФ полномочия устанавливать конституционность федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, а также конституций республик, уставов, законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и субъектов РФ, Конституция РФ неразрывно связывает реализацию этой функции со специальной процедурой - конституционным судопроизводством. Конституция РФ и Закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" устанавливают основные признаки этой формы (круг предметов проверки, перечень субъектов, по инициативе которых рассматриваются дела, основные виды процедур, юридические последствия принимаемых решений). В частности, указанные решения Конституционного Суда РФ имеют обязательную силу, не могут быть пересмотрены, обязательно публикуются для всеобщего сведения.
В соответствии с вышеизложенным решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов не признаются Конституционным Судом РФ адекватным средством для лишения нормативных актов, названных в ст. 125 Конституции РФ, юридической силы в связи с их неконституционностью.
Реализация полномочия, предоставленного судам общей юрисдикции и арбитражным судам ч. 3 комментируемой статьи, происходит при осуществлении правосудия по конкретным делам. Осуществляемый ими нормоконтроль преследует цель утверждения законности в правоприменении. При этом может ставиться вопрос о несоответствии акта государственного органа или должностного лица не только Конституции РФ, но и иным актам (федеральным конституционным законам, федеральным законам, конституциям и законам субъектов Федерации).
Согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации"*(63), устанавливая это несоответствие, отмене акта или нормы. Он использует в правоприменении иной подзаконный акт или норму большей юридической силы.
При этом суд общей юрисдикции или арбитражный суд вправе обратиться в порядке, установленном ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности федерального закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, с целью так называемого абстрактного нормоконтроля.
Иное решение этого вопроса (обязательность предварительного обращения суда в Конституционный Суд РФ с соответствующим запросом, на чем настаивает Конституционный Суд в названном выше постановлении) может привести к нарушению права граждан на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ), к ограничению права на правосудие.
6. Гарантии независимости судей и судебных заседателей устанавливаются Конституцией РФ и федеральным законом.
Помимо принципа независимости судей Конституция РФ утверждает несменяемость и неприкосновенность носителей судебной власти (ст. 121, 122). Несменяемость судей означает, что после наделения судьи полномочиями в установленном законом порядке действительность полномочий судьи в Российской Федерации не ограничена определенным сроком. Отдельные исключения из общего правила (15-летний срок полномочий судьи Конституционного Суда РФ, предельный возраст пребывания на военной службе для военных судей) специально оговариваются законом.
Согласно комментируемому Закону исключения из принципа несменяемости могут устанавливаться только федеральным конституционным законом (ст. 14). Это правило также является дополнительной гарантией последовательной реализации указанного принципа.
Несменяемость судьи означает и то, что он не может быть назначен (избран) на другую должность, не подлежит переводу на другую должность или в другой суд без добровольного согласия. Его согласие необходимо при решении любого вопроса об изменении его служебного положения, в том числе и в случае повышения по службе. В связи с этим вызывает возражение включение Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации" в перечень оснований для прекращения полномочий судьи его отказа от перевода в другой суд в связи с реорганизацией суда (подп. 11 п. 1 ст. 14). По нашему мнению, если в результате реорганизации суд не упраздняется, недопустимо отрешать от должности судью, не совершившего никаких порочащих его поступков.
Вместе с тем несменяемость не имеет абсолютного характера, и закон предусматривает возможность прерывания исполнения судьей своих обязанностей при наличии строго определенных оснований. Установленные федеральным законодательством правила приостановления или прекращения полномочий судьи, формализация оснований указанного ограничения или лишения полномочий судьи призваны оградить его от произвольных решений тех или иных должностных лиц или органов. Согласно ст. 15 комментируемого Закона полномочия судьи могут быть прекращены или приостановлены только по решению соответствующей квалификационной коллегии судей (об основаниях и порядке приостановления и прекращения полномочий судей см. комментарий к ст. 15).
Неприкосновенность судей рассматривается как принцип, предусматривающий наличие в законодательстве совокупности дополнительных гарантий личности судей и их независимости. К этим гарантиям, в частности, относится запрет противоправного психического и физического воздействия на судей, вмешательства в их деятельность как средство ограждения судей от произвола и ущемления их прав при отправлении правосудия.
В понятие "неприкосновенность судей" входит и запрет на привлечение судьи к ответственности за принятое решение по делу. Привлечение его к ответственности может состояться после вступления в законную силу приговора, которым устанавливается виновность судьи в злоупотреблении. Неприкосновенность распространяется на всех судей независимо от того, какую должность они занимают и в каком звене судебной системы состоят (см. комментарий к ст. 16). Особенности возбуждения уголовного дела, задержания и избрания меры пресечения в отношении судей предусмотрены гл. 52 УПК РФ.
Как средства обеспечения самостоятельности судов и независимости судей следует рассматривать установленный законом порядок отбора кандидатов на должность судьи и наделения судей полномочиями; возможность отвода судей при наличии обстоятельств, ставящих под сомнение их беспристрастность.
Закон РФ "О статусе судей в Российской Федерации" в качестве гарантий их независимости указывает на: 1) наличие особой процедуры осуществления правосудия; 2) установление под угрозой ответственности запрета на вмешательство кого бы то ни было в деятельность по осуществлению правосудия; 3) установление порядка приостановления и прекращения полномочий судьи; 4) право судьи на отставку; 5) неприкосновенность судьи; 6) предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу; 7) установление особой защиты государством судьи, членов его семьи, его имущества. Федеральным законом "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" установлено, что в целях обеспечения безопасности судей и их близких могут приниматься предусмотренные этим Законом меры по защите их жизни и здоровья, сохранности их имущества.
К этим мерам относятся: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу; переселение на другое место жительства и др.
Меры безопасности могут применяться для защиты и иных лиц, непосредственно участвующих в отправлении правосудия и реализации судебных решений (присяжного, народного заседателя, судебного пристава, судебного исполнителя). Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и иных лиц, участвующих в отправлении правосудия, влечет уголовную ответственность (ст. 311 УК РФ).
В соответствии с Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации" судья имеет право на хранение и ношение служебного оружия, которое выдается ему органами внутренних дел по его заявлению в порядке, предусмотренном Федеральным законом "Об оружии".
7. Содержащийся в Законе о судебной системе запрет издавать законы и нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей, распространяется прежде всего на правовые гарантии их самостоятельности и независимости.
Это требование относится в основном к органам законодательной власти Российской Федерации и субъектов Федерации. Законодательная практика последних лет свидетельствует о наличии известных отклонений от судоустройственных положений, закрепленных Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами, в некоторых нормативных актах субъектов Федерации. Эти акты регулировали вопросы судебной власти вопреки установлениям Конституции РФ об отнесении сферы регламентирования судоустройства к ведению Российской Федерации.
Попытки ограничения самостоятельности судов в обход положений федеральных законов касаются отступлений от требований, предъявляемых к отбору кандидатов на судебные должности, к порядку назначения судей, установлению их подотчетности местным органам представительной и исполнительной власти, исполнению требований закона о материальном обеспечении судей.
Издание законов и иных нормативных актов, отменяющих или умаляющих самостоятельность судов, независимость судей, означает принятие норм, существенно изменяющих правовой статус суда или судей в сторону их ограничения. Представляется, что норма ч. 4 комментируемой статьи означает не только требование, обращенное в будущее, но и предписание законодательным органам пересмотреть все принятые ими нормативные акты, не соответствующие установлениям Конституции РФ, Закону о судебной системе, иным федеральным законам.
8. Как одну из гарантий самостоятельности судов и независимости судей комментируемый Закон утверждает недопустимость какого-либо вмешательства в судебную деятельность. Он устанавливает, что всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и в порядке, предусмотренных процессуальным законом.
Вмешательство в судебную деятельность может иметь место в форме попыток оказания незаконного воздействия на судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей, участвующих в отправлении правосудия, с целью воспрепятствования его законному осуществлению. Уголовный кодекс РФ рассматривает эти деяния как преступления против правосудия и предусматривает уголовную ответственность, в частности, за воспрепятствование осуществлению правосудия (ст. 294); посягательство на жизнь судьи и иных лиц, осуществляющих правосудие (ст. 295); угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия (ст. 296); неуважение к суду (ст. 297); клевету в отношении судьи (ст. 298).
Следует отметить, что Закон о судебной системе предусматривает ответственность за любое вмешательство в деятельность суда как органа судебной власти (не только при непосредственном отправлении правосудия), за любую попытку оказать незаконное воздействие на судью при исполнении им своих функций.
В тексте комментируемой статьи утверждается, что присвоение властных полномочий суда наказывается в соответствии с уголовным законом. Однако УК РФ 1996 г. не содержит подобного состава преступления, а аналогия новым УК РФ не признается.
Очевидно, что реализация данного установления потребует соответствующего дополнения УК РФ специальной нормой. В настоящее время в аналогичной ситуации речь может идти лишь о применении ст. 288 УК РФ, предусматривающей ответственность за присвоение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, полномочий должностного лица и совершение им в связи с этим действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021