ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



Статья 27. Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации




1. Конституционные (уставные) суды субъектов Федерации не упоминаются в Конституции РФ. Однако это обстоятельство не препятствует их образованию, поскольку вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов субъекты Федерации обладают всей полнотой государственной власти (ст. 73 Конституции РФ). Государственная власть в субъектах Федерации осуществляется образуемыми ими органами государственной власти (ч. 2 ст. 11 Конституции).
Процесс создания конституционных (уставных) судов не носил синхронного или скоординированного из федерального центра характера. В одних субъектах Федерации конституционные (уставные) суды учреждены и функционируют, в других - учреждены, но не функционируют, в третьих действуют комитеты конституционного надзора, а в некоторых областях, автономных округах их создание не предусмотрено уставами.
Комментируемый Закон является первой попыткой упорядочить функционирование органов конституционной юстиции субъектов Федерации на основе единых подходов и принципов. Это позволит им стать гарантами основных прав человека и гражданина, защитниками основ конституционного строя.
Конституционные (уставные) суды субъектов Федерации являются частью правовой системы России, что означает общность ценностных подходов ко всем органам конституционного судебного контроля как к институтам, необходимым для утверждения идей правового государства, разделения властей.
Конституционные (уставные) суды являются частью единой судебной системы Российской Федерации (см. комментарий к ст. 3). Они функционируют в рамках единого правового пространства, в котором федеральное конституционное законодательство и конституционное законодательство субъектов Федерации находятся в логической и иерархической взаимосвязи и осуществляют конституционное правосудие в целях обеспечения единого российского конституционализма.
В соответствии с конституциями республик и уставами иных субъектов Федерации на 1 января 2001 г. конституционные (уставные) суды учреждены в 44 субъектах Федерации, в том числе в 15 республиках и 29 иных субъектах Федерации. При этом происходит унификация формы конституционного контроля: ранее созданные в ряде субъектов Федерации комитеты конституционного контроля, палаты и т.п. преобразованы в суды (в Татарстане, Северной Осетии - Алании, Адыгее, Иркутской, Тюменской и Челябинской областях).
2. В ч. 1 комментируемой статьи отсутствует исчерпывающий перечень полномочий конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, названы только их основные функции. Компетенция конституционных (уставных) судов закрепляется в конституциях и уставах субъектов Федерации и в принимаемых в соответствии с ними законах. Как правило, в них предусмотрены следующие полномочия:
а) контроль за конституционностью правовых актов субъектов Федерации, их договоров с Федерацией;
б) официальное толкование конституции или устава;
в) разрешение споров о компетенции между органами государственной власти республики, края, области, а также между ними и органами местного самоуправления;
г) защита конституционных прав и свобод граждан по их жалобам и запросам судов о конституционности закона субъекта Федерации, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;
д) защита конституции, устава от нарушения ее высшими должностными лицами, а в некоторых случаях и другими должностными лицами.
В Конституции Республики Марий Эл предусмотрено, что Конституционный суд осуществляет контроль за проведением выборов Президента республики. Конституции Ингушской Республики и Республики Тыва дополнительно оговаривают такое полномочие, как защита конституции от нарушения ее парламентом республики путем дачи заключения, служащего основанием для решения вопроса о роспуске парламента.
Среди функций конституционных (уставных) судов в ч. 1 комментируемой статьи не названы их функции, связанные с разрешением споров о компетенции, споров по жалобам граждан и запросам судов. Не следует ли предположить, что отныне такого рода полномочия конституционные (уставные) суды осуществлять не вправе, поскольку они не предусмотрены Законом о судебной системе, а в силу ст. 76 Конституции РФ законы субъектов Федерации не могут противоречить федеральным законам и в случае противоречия действует федеральный закон? Полагаем, что такой вывод был бы неверным. Отсутствие указания на возможность рассмотрения конституционными (уставными) судами субъектов Федерации споров о компетенции в комментируемом Законе, видимо, связано с тем, что в соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 125 Конституции РФ споры о компетенции между высшими государственными органами субъектов Федерации разрешает Конституционный Суд РФ. Формулировка данного пункта не исключает возможности рассмотрения Конституционным Судом споров о компетенции и между высшими государственными органами одного субъекта Федерации, но только если вопрос урегулирован Конституцией РФ. В противном случае Конституционный Суд РФ должен руководствоваться не Конституцией РФ, а конституциями и уставами субъектов Федерации, что противоречит самой Конституции и п. 1 ч. 1 ст. 93 Закона о Конституционном Суде. Разрешение такого рода споров входит в компетенцию конституционных и уставных судов субъектов Федерации.
Так, в соответствии со ст. 113 Конституции Республики Дагестан Конституционный суд Республики разрешает споры о компетенции между органами государственной власти Республики Дагестан и органами местного самоуправления.
3. Принцип связанности Конституционного Суда РФ полномочиями конституционного суда республики был впервые сформулирован в постановлении Конституционного Суда РФ от 3 июня 1993 г. N 13-П по делу о проверке конституционности ряда правовых актов, касающихся упразднения поста Президента Мордовской ССР*(109).
Подвергшееся судебному контролю постановление Верховного Совета Мордовской ССР относилось к исключительному ведению субъекта Федерации, и в связи с этим Конституционный Суд РФ постановил, что оценка конституционности данного акта выходит за пределы полномочий суда, так как он вправе проверять конституционность законов и других нормативных актов высших государственных органов республик исключительно с точки зрения их соответствия закрепленному Конституцией РФ разграничению предметов ведения между Российской Федерацией и республиками.
4. Отсутствие в перечне функций конституционных (уставных) судов проверки конституционности законов субъектов Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов также не означает запрета осуществления ими этой функции. Сомнения в допустимости такого вывода возникают в связи с тем, что перечни основных прав и свобод в Конституции РФ и в конституциях, уставах субъектов Федерации в основном совпадают. Данное обстоятельство может привести к коллизии в интерпретации основных прав федеральным Конституционным Судом и конституционными (уставными) судами субъектов Федерации. Однако такого рода коллизии устранимы. Кроме того, в конституциях, уставах некоторых субъектов Федерации закреплены и такие основные права, которые отсутствуют в Конституции РФ. В частности, в Уставе города Москвы закрепляется право граждан на направление органам государственной власти и их должностным лицам обращений и петиций и право осуществлять гражданскую законодательную инициативу (ст. 65).
Вместе с тем нельзя недооценивать включение конституционных (уставных) судов в единую судебную систему Российской Федерации. В частности, единство судебной системы обеспечивается установлением судебной системы Конституцией РФ, применением всеми судами Конституции РФ (см. комментарий к ст. 3).
Органы конституционной юстиции субъектов Федерации, защищая конституции, уставы, должны одновременно защищать и федеральную Конституцию. В качестве примера можно привести решение Конституционного суда Республики Дагестан о проверке конституционности постановления Совета Министров Республики Дагестан "О контрактной форме найма руководителей и специалистов органов государственного управления, объединений, предприятий, организаций и учреждений Дагестанской ССР" от 10 февраля 1992 г., которым названный акт был признан неконституционным, в частности и потому, что противоречил положениям Конституции РФ в вопросе о разграничении полномочий в сфере регулирования трудовых отношений.
Таким образом, конституции, уставы республик, краев, областей, городов федерального значения являются критериями конституционного контроля для конституционных (уставных) судов в той мере, в какой эти конституции и уставы соответствуют Конституции РФ.
Согласно ст. 72 Конституции РФ обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции РФ и федеральным законам находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов Федерации совместно принимают участие в решении данной задачи. Учреждение конституционных (уставных) судов в субъектах Федерации невозможно без налаживания отношений с функционирующими на их территории судами общей юрисдикции, а также с административными судами, создание которых предполагается в соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции РФ.
Развитие "нормальных" отношений конституционных (уставных) судов с судами общей юрисдикции, в том числе и с административными судами, возможно только на основе четкого размежевания компетенции между ними*(110). В то же время федеральное законодательство, регулируя подведомственность судебных дел, не учитывает наличие и функции конституционных (уставных) судов (они не упоминаются в ГПК РФ, других действующих процессуальных законах, а также и в проекте федерального конституционного закона "О федеральных административных судах в Российской Федерации", принятого в первом чтении 22 ноября 2000 г.).
Проблема компетенции в контексте отношений конституционных (уставных) судов с судами общей юрисдикции получила определенное разрешение в постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. N 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации", в котором определено:
а) из ст. 76 Конституции РФ, регулирующей принципы разрешения коллизий между нормативными актами различного уровня, не вытекает правомочия федеральных судов признавать нормативные акты субъектов Федерации не соответствующими их конституциям (уставам);
б) осуществление указанной функции, влекущее лишение нормативных актов субъектов Федерации юридической силы, по смыслу ст. 5 (ч. 2), 73 и 118 Конституции РФ возможно лишь органами, осуществляющими конституционное судопроизводство, если такое их правомочие предусмотрено конституциями и уставами субъектов Федерации. Рассматривая проблему компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, необходимо отметить, что правовая позиция Конституционного Суда РФ, сформулированная в постановлении от 16 октября 1997 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 49 Федерального закона от 28 августа 1995 года "Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации" и состоящая в том, что ст. 27 (ч. 1) Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" содержит закрытый перечень вопросов, которые могут рассматриваться этими судами, не является безупречной. Принимая в соответствии со ст. 76 (ч. 2 и 4) Конституции РФ законы и другие нормативные акты, субъекты Федерации могут конкретизировать полномочия создаваемых ими конституционных (уставных) судов в пределах Конституции РФ и федеральных законов.
5. Часть 2 комментируемой статьи определяет порядок финансирования конституционных (уставных) судов субъектов Федерации. Конституционные (уставные) суды, а также мировые судьи относятся к судам субъектов Федерации. Однако в отличие от мировых судей, финансируемых из федерального бюджета (см. ст. 3 комментируемого Закона), конституционные (уставные) суды финансируются за счет средств бюджета соответствующего субъекта Федерации. Вместе с тем, на наш взгляд, не исключается возможность решения проблемы финансирования конституционных (уставных) судов на основе соглашений между Российской Федерацией и ее субъектами, предусматривающих перечисление средств субъектами Федерации в федеральный бюджет в целях финансирования этих судов, социальной защиты судей, обеспечения их максимальной независимости.
6. Порядок разрешения дел, отнесенных законодательством субъектов Федерации к компетенции конституционных (уставных) судов, устанавливается законами субъектов Федерации. В отличие от всех федеральных судов и мировых судей, которые должны соблюдать установленные федеральными законами правила судопроизводства, порядок конституционного судопроизводства устанавливается субъектами Федерации. Первоначально в большинстве субъектов Федерации не была поддержана идея принятия отдельного закона о конституционном судопроизводстве. В настоящее время многие из них склоняются к необходимости принятия таких законов. В восьми субъектах Федерации законы об уставных судах приняты, еще в ряде областей подготовлены проекты законов, регламентирующих процедуру конституционного судопроизводства. Процессуальные нормы, определяющие порядок рассмотрения дел конституционными (уставными) судами, связаны с нормами, определяющими их статус, принципы деятельности, структуру. В отличие от других судов конституционные (уставные) суды являются единственными судами, применяющими соответствующие процессуальные нормы. По вопросам своей внутренней деятельности конституционные (уставные) суды принимают регламент. Этим они отличаются от судов общей юрисдикции, процессуальная деятельность которых регламентируется только законом.
Это вполне объяснимо, так как вышестоящие судебные инстанции должны осуществлять контроль за решениями нижестоящих судов. Своеобразие конституционных (уставных) судов проявляется в отсутствии вышестоящих судебных инстанций, в окончательности принимаемых ими решений. Поэтому процедура, вопросы внутренней деятельности конституционных (уставных) судов не должны подвергаться той степени жесткой законодательной регламентации, которая вполне оправданна в отношении судов общей юрисдикции. В регламентах конституционных (уставных) судов предусматриваются правила: избрания председателя, заместителя председателя, секретаря суда; предварительного рассмотрения обращений, принятия обращений к рассмотрению, подготовки и назначения дел к слушанию; рассмотрения дел; этикета; иные вопросы внутренней деятельности конституционных (уставных) судов.
7. В ч. 4 комментируемой статьи закреплен принцип окончательности решений конституционных (уставных) судов, принятых в пределах их полномочий. Эти решения не могут быть пересмотрены иным судом. Решения конституционных (уставных) судов не могут быть отменены по жалобам заинтересованных лиц. Отменить провозглашенное и вступившее в силу решение конституционного суда не могут какие-либо другие органы государственной власти. Этим конституционные (уставные) суды отличаются от комитетов конституционного надзора, заключения которых могут пересматриваться избравшими их парламентами.
В отличие от Закона о Конституционном Суде РФ законодательством ряда республик урегулирована возможность пересмотра решений конституционных судов по их инициативе в случаях, если открылись новые существенные обстоятельства, не известные в момент вынесения решения, или изменилась конституционная норма, на основании которой было принято решение (законы о конституционных судах Республики Карелия, Кабардино-Балкарской Республики, Республики Дагестан). Конституционный закон Республики Адыгея "О Конституционной Палате Республики Адыгея", напротив, не предусматривает возможность пересмотра решений Палаты по ее инициативе.
Поскольку Конституционный Суд РФ может признать не соответствующей Конституции РФ норму конституции или устава субъекта Федерации, на основе которой было принято решение конституционным (уставным) судом, положения о возможности пересмотра решений по инициативе самих судов помогают восстановить единую конституционную законность.
Комментируемая норма означает, что Конституционный Суд РФ не вправе пересмотреть решение, принятое конституционным (уставным) судом субъекта Федерации.
Иерархичность, административное подчинение в отношениях между этими судами недопустимы. Однако это не значит, что между указанными судами вообще не возникают процессуальные отношения.
8. Конституционные (уставные) суды в соответствии с ч. 4 ст. 125 Конституции РФ вправе направлять в Конституционный Суд РФ запросы о конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Так, одним из поводов к рассмотрению Конституционным Судом РФ дела о проверке конституционности положений абз. 2 п. 2 ст. 18 и ст. 20 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" явился запрос Конституционного суда Республики Коми (в связи с рассмотрением им дела о конституционности Закона Республики Коми "О налоге на реализацию спиртоводочной продукции").
Необходимость в направлении такого рода запросов с целью выявления правовой позиции Конституционного Суда РФ особенно наглядна при проверке законов субъектов Федерации, принимаемых в сфере совместного ведения.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2021